Центр исследований культурных ценностей

О чеканке медных пятаков образца 1757 года

В настоящей статье речь пойдет о серии известных русских пятикопеечных монет, чеканившихся всю вторую половину XVIII в. начиная с 1757 г., чаще всего называемых “екатерининскими пятаками”.

При этом, учитывая особый, “стартовый” характер, присущий первым номерам новых периодических изданий (а следовательно, и первому номеру “Нумизматического Альманаха”), будет логичным, правильным и полезным начать с краткой характеристики русской монетной системы нового времени в целом, поскольку именно благодаря ее созданию стало возможным появление и “екатерининского пятака”, о котором пойдет речь.

Значение монетной системы, введенной в начале XVIII в. Петром I состоит в том, что это была первая в мире монетно-денежная система, основанная на десятичном принципе построения, и ее создание является вкладом России в мировое денежное хозяйство и международную метрологию.

В 1994 г. исполнилось двести девяносто лет со времени, когда в Москве (в 1703 г.) были отчеканены первые серебряные рублевые монеты, выпуск которых завершил создание принципиально новой десятичной монетной системы, отличной от всего, что существовало в мире в сфере счетно-денежных отношений в то время.

Именно поэтому в отличие от расхожего мнения о “заимствовании” Петром, наряду с другими новшествами, монетной системы с запада истина заключается в том, что именно запад заимствовал у России десятичный строй монетной системы, исторически сложившийся в нашей стране еще на рубеже XV-XVI вв.

Преимущества нового “денежного счета” с очевидностью проявились еще в годы правления Петра I, и потому уже с первой половины XVIII в. в Европе стали выходить издания, в которых ставился вопрос о перестройке монетноденежных систем Западной Европы по русскому образцу. Среди них, в частности, следует отметить известную книгу Петера ван Хавена “Путешествие в Россию”, вышедшую в Копенгагене в 1743 г., в которой автор высказал убеждение, что только русская монетная система максимально облегчает денежный счет и поэтому другие государства со временем перестроят свои монетные системы по образцу России. Прогнозы ван Хавена стали сбываться в конце XVIII столетия, когда десятичная монетная система была утверждена сначала в США (в 1792 г.), а затем во Франции, где в 1795 г. была введена новая денежная единица — франк, делившийся на 100 сантимов. Однако только к концу XIX в. десятичная монетная система победила в Европе и в Новом Свете окончательно, “заключительным аккордом” стало введение десятичной монетной системы в объединенной Германской империи в 1870-х гг. (исключение, как известно, составляла только Англия, которая отказалась от своей традиционной средневековой монетной системы в пользу десятичной только сто лет спустя в 1971 г.).

Десятичный строй монетной системы нашей страны, таким образом, является также памятником вклада России в дело международной денежно-монетной унификации и метрологии.

Созданная Петром I русская монетная система нового времени, как уже отмечалось, не возникла на пустом месте, а стала закономерным итогом развития исторически сложившейся в России еще в раннем средневековье системы счетно-денежных понятий, десятичный принцип которых отчетливо проявился уже к концу правления Ивана III и был окончательно закреплен денежной реформой 1534 г., когда впервые была введена копейка, и установлено соотношение: один рубль равен 100 копейкам.

Основой денежно-монетной системы, введенной Петром I, стал серебряный рубль и медная копейка, которая впервые была отчеканена в 1704 г.1 Именно новой монетной системе Петра I, как уже отмечалось, обязан своим появлением “екатерининский пятак”, поскольку до этого копейки в России чеканились только из серебра.

Русская медная монетная чеканка самобытна и во многом уникальна. В ней отразились как многовековые особенности и традиции русской счетно-денежной системы, вобравшей в себя элементы аналогичных систем востока и запада, так и та особая роль, которую играла медная монета в денежном хозяйстве России нового времени.

Прежде всего следует отметить, что в то время все монеты были полноценными ходячими монетами (в отличие от современных разменных монет, которые повсеместно в мире стали вводиться со второй половины XIX в.), т.е. цена содержавшегося в них металла соответствовала обозначенному на монете номиналу. Отсюда и размер монет, который был особенно большим у монет из недрагоценных металлов, так как и медь, и бронза — основные “неблагородные” монетные металлы еще со времен античности — стоили дешево. Поэтому не соответствует действительности встречающееся иногда утверждение о том, что в больших размерах русских медных монет народ видел свидетельство их низкой стоимости, наоборот, размер медных (как, впрочем, и золотых, и серебряных) монет только подчеркивал (и одновременно подтверждал) соответствие монетного номинала цене содержащегося в них металла (в истории хорошо известны случаи, когда из-за несоответствия цены монетного металла на внутреннем и внешнем рынке изготовленные из этого металла монеты вывозились из страны для переплавки, как это, например, было в случае с русскими платиновыми монетами, чеканившимися в 1823-1846 гг.).

Существовало и еще одно важное обстоятельство. Размер русских “медных денег”, которые действительно были одними из самых крупных в мире (как, например, самая большая известная в мире круглая медная монета — знаменитый “сестрорецкий рубль” 1771 г. весом свыше одного килограмма), начиная с 1767 г. и вплоть до денежной реформы Канкрина, проведенной в 40-х гг. XIX в., напрямую зависел от курса ассигнаций — первых русских кредитных денег, которые были выпущены под их обеспечение и без ограничения разменивались на медную монету.

При подобной системе любое обесценение ассигнаций (из-за инфляции, войн и др.), естественно, влекло за собой и обесценение медных денег, которые эти ассигнации обеспечивали. В результате медные монеты начинали размениваться на все меньшие суммы в серебре или золоте. Все это, разумеется, также существенно влияло на размер медных денег.

Так, например, во второй половине XVIII в. большой “екатерининский пятак” весом более 50 граммов временами по стоимости приравнивался не более чем к копейке. Только в 1867 г., когда в России вместо полноценных были введены разменные медные монеты (тогда из пуда меди чеканились монеты на 50 рублей, при рыночной цене пуда 10 рублей), цена содержащегося в них металла перестала соответствовать монетному номиналу, и потому влиять на размер монет.

В этом состоит еще одна особенность русской монетной системы, которая также влияла на появление новых монетных типов, чеканившихся из меди в XVIII — первой половине XIX вв.

Среди них видное место занимает монетная серия 1757—1796 гг., в которой наиболее интересными монетами, безусловно, являются “екатерининские пятаки”. Серия чеканилась по монетной стопе (система, устанавливающая сгандартную массу /вес монеты в зависимост и от ее номинала) “16 рублей из пуда меди” и включала номиналы от полушки (четверти копейки) до пятикопеечника. При данной монетной стопе это означает, что из пуда меди (16,380 кг) монет, номиналом 5 копеек, чеканилось триста двадцать штук (16 руб. : 5 коп. = 320) весом 51,18 г каждая. Это были вторые по своему размеру и весу медные русские монеты массового выпуска, уступавшие только десятикопеечникам из не менее известной серии “сибирских монет”, выпускавшихся в 1763-1781 гг. Колыванским медеплавильным заводом по монетной стопе “25 рублей из пуда меди”.

Пятикопеечники 1757-1796 гг. пришли на смену первым русским “андреевским пятакам” (получившим название по расположенным на реверсе монеты крестообразно — “андреевским крестом” — номиналу и дате), выпускавшимся в 1724-1730 гг.

Первые пятаки, выпущенные в 1757 г. и имевшие на аверсе изображение герба Петербурга или “Московского ездеца” (всадника, поражающего копьем змея), утверждены не были, и потому считаются у коллекционеров особенно редкими, как, впрочем, и все подобные им пробные монеты.

Монеты, утвержденные в серию, отличались простым, строгим и одновременно красивым, “державным” рисунком: на аверсе помещался русский императорский двуглавый орел под тремя коронами и со щитком московского герба на груди, под которым на бандероли словами обозначался номинал: “пять копеек”; на реверсе — вензель Елизаветы Петровны или Екатерины II в венке и дата. Между орлом и бандеролью (в редких случаях сбоку от орла) помещались буквы, обозначающие монетный двор, на котором производилась чеканка.

Как полагают, именно пятакам 1757-1796 гг. обязаны своим появлением выражения “орел или решка», “копье или решето», применяемые при игре в “орлянку”: сложный симметричный вензель Елизаветы Петровны, помещавшийся на реверсе пятаков в 1757 -1761 гг., был прозван “решетом», или “решкой”, а большой двуглавый орел на аверсе, соответственно, “орлом” (см. иллюстрацию). Это выражение, сохранившееся, как известно, до настоящего времени, продолжало применяться и тогда, когда никакой “решки» на монетах уже не осталось (напомним, что “орел” на русских медных, серебряных и золотых монетах, за исключением коротких перерывов, продолжал чеканиться вплоть до 1916 г.).

Пятикопеечники в основном различаются по вензелям императриц, по монетным дворам, которых во второй половине XVIII в. в России работало семь (речь идет о постоянных монетных дворах, кроме которых в периоды массовой перечеканки медных монет в 1762 и 1796 гг. создавалось еще несколько временных). Они обозначались двумя или тремя буквами, помещавшимися, как уже отмечалось, на аверсе монет между орлом и бандеролью с обозначением номинала. Это были (1) Екатеринбургский — обозначение ЕМ, (2) Колыванский — обозначение КМ, (3) Аннинский — AM, (4) Московский — ММ, (5) Петербургский СПМ, (6) Сестрорецкий СМ и (7) Таврический (Феодосийский) — ТМ монетные дворы.

Самую массовую чеканку пятаков и других медных монет серии производил Екатеринбургский монетный двор (главный “медный” монетный двор России вплоть до 1876 г., когда он был уничтожен пожаром), выпускавший пятикопеечники в 1758-1796 гг. Известно четыре основных рисунка (типа) штемпелей, которыми чеканился аверс екатеринбургских пятаков (а следовательно, и четыре рисунка орла), один из которых показан на иллюстрации к данной статье. Пятаки Екатеринбургского двора считаются самыми распространенными за исключением одной, несомненно, подлинной монеты, которую с полным основанием можно отнести к раритетам: это пятикопеечник (а также двухкопеечник) Елизаветы Петровны, умершей в декабре 1761 г., датированный 1762 г . Его отчеканили и послали в обращение до того, как в далекий уральский Екатеринбург дошла весть о смерти императрицы.

Массовую чеканку пятикопеечников производили также Аннинский (в Пермской губернии) в 1789-1796 гг. и Колыванский (при Колыванском медеплавильном заводе) в 1781-1796 гг. монетные дворы, причем последний выпустил два разных по рисунку орла монетных типа (см. иллюстрацию).

Достаточно редкими считаются пятаки Московского, Петербургского, Сестрорецкого дворов, последний из которых принадлежал военному ведомству и чеканил монету главным образом из пушечной меди.

Однако самым редким из “екатерининских пятаков”, давно ставшим нумизматической редкостью и составляющим гордость любой коллекции, является пятикопеечник, чеканившийся на монетном дворе в Кафе/Феодосии (ТМ) только два года — в 1787-1788 гг. Как и знаменитая и очень редкая серия серебряных “таврических монет” 1787 г. (номиналом от 2 до 20 копеек), предположительно чеканившихся там же, “таврический пятак” является прежде всего своеобразным памятником присоединения Крыма к России в 1783 г.

Наш разговор о пятикопеечниках 1757-1796 гг. будет не полным, если не сказать также о редчайших представителях этой серии — т.н. “шведских пятаках”, имеющих дату 1764, 1778 и 1787 гг. и помеченных или знаком Екатеринбургского двора, или не имеющих знака монетного двора вовсе. Монеты чеканились в г. Авесте (Швеция) в связи с началом военных действий Швеции против России в 1788 г. Этими пятаками шведские войска должны были рассчитываться с населением на русской территории при закупках продовольствия и фуража. Однако ввиду быстрого поражения шведской армии какого-либо практического значения эти монеты не получили. “Шведские пятаки” известны буквально в нескольких экземплярах. Как и всегда в подобных случаях, чеканка медных “русских” пятаков производилась шведским правительством нелегально с целью частичного покрытия расходов на “военную кампанию”. Основными отличительными признаками “шведских пятаков” являются помещавшиеся над орлом и вензелем Екатерины II шведские королевские короны вместо особых по своему рисунку русских императорских корон, а также несколько иное по сравнению с русскими монетами начертание цифр даты. В остальном они практически не отличимы от аналогичных им русских пятаков.

В заключение следует сказать, что в 1796 г. русское правительство решило понизить монетную стопу до 32 рублей из пуда меди, что означало удвоение номиналов выпускавшихся ранее монет. Начавшаяся массовая перечеканка (пятаков — в десятикопеечники, двух копеек — в четыре и т.д.), коснувшаяся в первую очередь пятикопеечников, была, однако, остановлена скорой смертью Екатерины, умершей в ноябре 1796 г. Вступивший на престол Павел I сразу же отменил перечеканку и восстановил монетную стопу “16 рублей из пуда”, которая сохранялась неизменной вплоть до 1810г. Перечеканенные в десятикопеечники пятаки стали снова перечеканиваться в пятаки штемпелями ЕМ, AM и штемпелями без обозначения монетного двора как на штатных, так и на вновь созданных им в помощь временных монетных дворах. Перечеканка монет по стопе “ 16 рублей”, получившая название “Павловский перечекан”, стала своеобразным итогом (завершением) сорокалетнего периода чеканки медной монетной серии, выпускавшейся с 1757 г. Редкость пятикопеечников “Павловского перечекана” определяется главным образом обозначенным на них годом чеканки (не соответствующим действительности, поскольку перечеканка производилась “задним числом”), так как ничем иным они от “штатных” монет практически не отличаются.

Что же касается пятикопеечников, то их чеканка после непродолжительного “павловского” перерыва (в 1797-1801 гг. медные монеты чеканились достоинством 2, 1, 1/2 — деньга — и 1/4 — полушка — копейки) была возобновлена в 1802 г., и в дальнейшем, за исключением коротких периодов, регулярно производилась и до, и после 1917 г., а монета достоинством пять копеек стала постоянным и традиционным номиналом серии медных монет нашей страны.

 

Плотников А.Ю. Журнал «Нумизматический альманах» №1, Москва, 1997г.

 

1  Ранее в 1700 г. были выпущены ее медные компоненты: деньга, полушка н самый мелкий «медный русский номинал» — полполушки или 1/8 копейки; последняя больше никогда не чеканилась.

Экспертиза антиквариата

Центр исследований культурных ценностей провёл экспертизу серебряных изделий с эмалью конца 19 - начала 20 века. Работы ...

Читать >> 16 апреля 2019

Экспертиза гривен

Центр исследований культурных ценностей провел экспертизу гривен: слиток «литовского» типа или «западно-русские» (изрои)...

Читать >> 11 апреля 2019

Рекомендуем