Центр исследований культурных ценностей

ЗОЛОТЫЕ ЗАПАДНЫЕ МОНЕТЫ НА ТЕРРИТОРИИ РУССКОГО ГОСУДАРСТВА XIV—XVII ВЕКОВ

Экономическая история той или иной страны будет неполной, если в ней нет раздела, посвященного денежному обращению. Состав и интенсивность денежного обращения не только характеризуют общий уровень развития хозяйства: использование серебряной и золотой иностранной монеты указывает на степень удовлетворения потребности государства в благородных металлах за счет собственной добычи и прежде всего на основные направления торговых связей.

На территории Русского государства вплоть до XVII в. практически не добывалось ни серебро, ни золото, поэтому ввоз монет из этих металлов был важен не только для денежного обращения, но и для развития ремесла. Собственная монета также чеканилась из привозного сырья. Поэтому изучение импорта иностранных монет для истории Русского государства имеет существенное значение.

На заседаниях V Международного конгресса экономической истории, проводившегося в Ленинграде 10—14 августа 1970 г., профессором Г. Келленбенцом (ФРГ), профессором А. Аттманом (Швеция) и рядом других ученых поднимался вопрос о торговом балансе Западной и Восточной Европы в XVI—XVII вв.1 Выступая на дискуссии на конгрессе, автор настоящей статьи подчеркнул, что решать проблемы торговли Западной и Восточной Европы того времени, а также вопрос о торговом балансе этих частей нашего континента можно, только исследовав область торговли драгоценными металлами и денежного рынка. Одним из лучших примеров такого подхода к проблеме является работа самого профессора Аттмана, вышедшая около тридцати лет назад, в которой сконцентрирован богатый материал по истории русско-шведских торговых отношений XVI в.2 Следовательно, изучение импорта иностранной монеты в XIV—XVII вв. важно не только для экономической истории Русского государства, но и для решения ряда вопросов экономики Европы в целом.

В настоящей небольшой статье, представляющей собою краткое изложение большой по объему темы, мы остановимся только на ввозе золотых монет и их роли на территории Русского государства XIV— XVII вв. Нельзя сказать, что у автора не было предшественников. Эти вопросы интересовали С. И. Шодуара, Д. И. Прозоровского, а в наше время — И. Г. Спасского и А. Л. Хорошкевич 3. Автор также не первый раз обращается к этой теме 4. Однако до сих пор не все русские, особенно иностранные, источники были использованы, и на ряд вопросов не было твердого ответа. Когда начался ввоз западной золотой монеты на Русь? Какие реальные монеты надо видеть под терминами русских и иностранных источников? Каково было в России соотношение стоимости золота и серебра? Можно ли хотя бы примерно определить объем ввоза золотой монеты? Какова была роль западной золотой монеты в русском хозяйстве и денежном обращении XIV—XVII вв.? Попытаемся ответить на поставленные вопросы.

Прежде всего нас интересуют причины возобновления чеканки золотых монет в Европе в XIIIXIV вв., а также время их появления в Восточной Прибалтике, так как рядом исследований доказано, что большая часть ввозившихся сюда драгоценных металлов предназначалась для торговли с русскими землями 5.

С эпохи Каролингов вплоть до середины XIII в. золотая монета в государствах Европы практически не чеканилась, за исключением нескольких областей, где сказывалось влияние Византии или Востока 6. Ряд причин содействовал сохранению золота в качестве сокровища: более высокая стоимость и вместе с тем большая портативность при чрезвычайных обстоятельствах, более высокая сохранность и большая легкость сокрытия 7. Наконец, уже давно ряд исследователей подчеркивал, что чеканка золотых монет была долгое время прерогативой королевской власти 8. Близкой точки зрения придерживался Ф. И. Михалевский. «Что касается сеньоров разных рангов,— писал он,— то они, как правило, вообще не имели права чеканить золотых монет» 9. Однако, как показал еще в 1910 г. В. Швинковский, в Германии, а также в ряде других европейских стран, золотая чеканка возникла как изготовление подражаний иноземным золотым монетам. Далеко не все сеньоры получали для этого предварительное разрешение королевской власти 10. Поэтому точнее сказать, что императоры и короли в период возникновения золотой монеты имели преимущественное, но не исключительное право ее чеканки. Верховные правители обладали юридическими правами, поддерживаемыми древними традициями, но практически чеканку осуществляли многие сеньоры, особенно крупные. Ранее всего «возвращение» к золоту наблюдается в развитых торговых городах Средиземноморья. В 1227 г. получил право чеканки золота Марсель, не осуществив его 11. Кратковременной была чеканка августалов Фридрихом II для Сицилии, производившаяся с 1231 г. 12 Можно сказать одновременно, в 1252 г. (историки ведут только спор о месяцах) началась чеканка дженовинов в Генуе и флоринов во Флоренции 13. Затем золотые монеты появились в других городах Италии: в 1259—1263 гг. в Перуджии, в 1273 г. в Лукке и в конце XIII в. в Милане. Значительное число новых золотых монет, как в Италии, так и за ее пределами, было подражаниями флоринам 14. Задуманные в 1284 г., начали чеканиться в Венеции в марте 1285 г. знаменитые дукаты или цехины 15. Венецианские дукаты так же, как и флорины, вызвали появление многочисленных подражаний 16.

В 1257 г. была сделана попытка чеканки золотой монеты и в Англии, но свое полное развитие она получила лишь при Эдуарде III (1327—1377) 17.

В 1266 г. Людовик IX осуществил выпуск французских золотых экю. Вероятно, он же чеканил золотые монеты другого типа, носившие название руаяльдоров 18. Однако эмиссия золотых монет во Франции стала обильной и разнообразной только при Филиппе IV Красивом (1285—1314), получившем значительные средства в результате разгрома ордена тамплиеров. В первой четверти XIV в. чеканка золота распространяется на богатые области Нидерландов — Фландрию и Брабант, начинают бить золотую монету Эно, Люксембург и Льеж. Около 1325 г. Венгрия и Чехия выпускают собственную золотую монету, а затем им следуют рейнская Германия и один из ведущих ганзейских городов Любек, Австрия, Горица. Римская курия чеканит золотую монету уже в 1322 г. в Авиньоне.

Важное значение для европейской экономики, прежде всего для самой Германии, приобрели рейнские гульдены, возникшие под влиянием флорентийской золотой чеканки. Первые выпуски их относятся к 1340—1350 гг. Золотую монету чеканили архиепископы Трира, Кёльна, Майнца, епископы Шпейера, Рейнский пфальцграф и графы Юлиха и Клеве. Постепенно чеканенные здесь золотые монеты перестают быть точным подражанием флоринам. В 1386 г., когда был заключен рейнский монетный союз, немецкие гульдены на одной стороне сохраняют некоторое время изображение св. Иоанна (позже замененное изображением св. Петра, а затем Христа), а с другой — получают изображение гербов четырех курфюрстов: архиепископов Майнцского, Кёльнского, Трирского и пфальцграфа Рейнского. В отличие от итальянских флоринов и венгерских дукатов рейнские гульдены быстро снижали свою пробу и вес, к концу XV в. заключая в себе лишь 2,5 г чистого золота, т. е. на один грамм меньше дукатов 19.

В XIV в. чеканка золотой монеты охватывает все большее число государств и областей Европы. Кроме сравнительно однородных по весу флоринов и дукатов (около 3,5 г), появляется множество разновидностей золотой монеты, значительно более тяжелой. Во Франции золотое экю (aureus scudatus), весившее в XIII в. около 4 г, в 1337 г. получает вес в 4,5 г. В конце XIII в. начинает чеканиться массдор (7,05 г). Анждор по постановлению 1341 г. весил 7,42 г, правда быстро став значительно легче. Более тяжелыми, чем дукаты, были мутондоры и курондоры 20. В Англии в конце 1344 г. выпускаются первые золотые нобли (первоначально 8,86 г, а затем 7,76 г), которые приобрели широкую известность 21.

Теперь рассмотрим кратко причины, приведшие к «возобновлению» чеканки золотой монеты.

Основной и почти всеми исследователями упоминаемой причиной возникновения золотой чеканки европейских государств в XIII в. является общее развитие экономики — рост ремесла, торговли, городов, увеличение объема и количества торгово-денежных сделок 22. В результате крестовых походов общий торговый баланс Европы стал более активным, что не могло не вызвать усиления притока золота из стран Азии и Африки 23. В XIII в. происходит развитие горнорудной промышленности, в том числе увеличивается добыча золота. Начинается эксплуатация золотых рудников в Восточных Альпах. Хотя они известны были здесь и ранее, источники особенно часто упоминают о золоте в архиепископстве Зальцбург, в графстве Гаштейн, в долине Рауриса, именно в XIII в.24 В XIII в. получает развитие добыча золота в Нижней Силезии, близ Легницы, по среднему течению рек Бобра и Качвы, в Злотом Стоке (Рейхенштейне) 25. Важнейшим центром этого производства был Злоторый (Гольдберг). Ежегодная продукция золота в районе Злоторыя в 1220—1230 гг. оценивается некоторыми исследователями в 6200— 6800 гривен золота, т. е. примерно 1240—1360 кг 26. Эта цифра нам кажется явно преувеличенной, так как добыча золота в Венгрии — важнейшей в этом отношении страны Европы — в начале XIV в. достигала примерно 1000 кг в год. В тот период, конечно, по самым примерным подсчетам, венгерское золото составляло примерно одну треть добывавшегося во всем тогдашнем мире, а продукция этого металла в Чехии, Силезии и других европейских странах даже в периоды подъема достигала лишь одной пятой венгерской 27. Подъем золотодобычи в Венгрии также приходится на XIII в., особенно его вторую половину. В этоже время источники сообщают о промывке золота и о золотых рудниках в Трансильвании и в Славонии 28. На эти же годы приходится развитие добычи золота в Чехии 29. В XIV в. Венгрия и Чехия дают примерно одиннадцать двенадцатых всей европейской добычи 30.

Табл. I. Наиболее распространенные золотые монеты Европы. 1. Италия. Флоренция. Флорин (б/г); 2. Италия, Венеция, Франческо Дондоло (1329—1339), цехин (б/г); 3. Франция, Филипп VI (1328—1350), шездор (б/г); 4. Англия, Генрих IV (1399—1413), нобль (б/г)

Важное значение для возобновления золотой чеканки имело укрепление связей европейских государств с Африкой, которая давала примерно две трети мировой продукции золота 31. Особое значение имело сенегальское золото. В конце XV — начале XVI в., по оценке А. Зётбеера, ввоз золота из Африки в Европу исчисляется примерно в 2500—3000 кг 32.

Р. С. Лопец полагает, что между серединой XIII в. и началом XIV в. ощущается всеобщее истощение источников серебра. Соотношение стоимости серебра и золота меняется в связи с удорожанием первого. Если в начале XII в. оно выражается отношением 1 : 10 и 1 : 11, во второй половине XII в. меньше 1 : 10, то в первой половине XIII в.— 1 : 9. В 1252 г. во Флоренции действовало соотношение 1 : 8,451. Рост стоимости серебра чувствуется не только в Европе, но и в Азии. Например, в Китае соотношение стоимости серебра и золота в 1209 г. было 1 : 12,1, а в 1282 г.— 1 : 7,5 33. Свой тезис о переходе к золотой монете в связи с нехваткой серебра Р. С. Лопец противопоставляет положению А. Пиренна и М. Блока об экономическом подъеме, приведшем к чеканке золота. Однако одно другому вовсе не противоречит: развитие экономики Европы вызвало необходимость крупной монеты, но серебра не хватало, и в ряде государств, добывавших или получавших золото в результате торговли, началась чеканка золотых монет. О том, что золото и серебро взаимно заменяли и дополняли друг друга в период средневековья, свидетельствуют следующие факты. Золотой флорин появляется во Флоренции как эквивалент серебряной лиры в 20 сольди 31. Венецианский цехин в год его реального выпуска (1285 г.) приравнивался 40 сольди, т. е. двум венецианским лирам 35. Английский золотой пенни 1257 г. был выпущен как эквивалент 20 серебряным пенни 36. Наоборот, крупная серебряная монета, появившаяся с 1484 г. в Тироле, а с 1500 г. в Саксонии, получила название гульденгрошена, т. е. грошена, равного по ценности золотому гульдену. В 1559 г. в Германии был создан рейхсгульдинер в 60 крейцеров как эквивалент гульдена, в связи с чем последнее название, обозначающее дословно «золотой», было перенесено на серебряную монету 37. XV в. характеризуется не только появлением крупной серебряной — талеровой — монеты, но и расширением чеканки золотых монет. В этом столетии начинается золотая чеканка в ряде северогерманских городов и государств — Люнебурге (1434 г.), Гамбурге (1435 г.), Саксонии (1455 г.), Бремене (1463 г.) 38. В Польше первая попытка золотой чеканки была сделана около 1320 г. Только по письменным источникам известна золотая монета короля Александра (1501 —1506), регулярная же чеканка дукатов началась в Польше с 1528 г. 39 Старейшие датские золотые монеты относятся к концу XV в.— это подражания рейнским гульденам и ноблям 40, шведские — к концу XV или самому началу XVI в.41 Золотые монеты Ливонии начали чеканиться при Вальтере Платтенберге (1494—1535). Первая попытка золотой чеканки Московского государства относится к 60-м гг. XV в. 42 Оживление золотой чеканки связано не только с дальнейшим экономическим развитием, но и с нехваткой сырья для чеканки монеты — драгоценных металлов 43. Нехватка золота и серебра была одной из основных причин великих географических открытий, а также способствовала мобилизации резервов обоих драгоценных металлов для денежного обращения. «…Столь сильно развивавшаяся в XIV и XV вв. европейская промышленность и соответствовавшая ей торговля,— писал Энгельс,— требовали больше средств обмена…» 44

Табл. II.

Наиболее распространенные золотые монеты Европы и серебряная монета в золоте. 1. Германия. Майнц. Иоанн II (1397—1419). гульден (б/г); 2. Венгрия. Матвей Корвин (1458—1519). дукат (б/г); 3. Нидерланды. Фризия, дукат 1612 г.; 4. Германия, Гамбург, 2/3 марки 1505 г. в золоте (7 дукатов)

Поздняя чеканка собственной золотой монеты в ряде стран Европы вовсе не означает, что золотая монета до этого момента вообще не использовалась. Сравнительно рано сюда стали поступать иностранные золотые монеты. Сведения письменных источников об использовании золотых монет в Германии и в Польше относятся к началу XIV в.45 Примерно этим же временем (1300 и 1319 гг.) датируется упоминание о золотых флоринах в датских источниках, если не считать, что они были названы в одном из документов 1298 г. о выплате денег папской курии 46. Характерен временной разрыв между датой появления сведений о золотых монетах в письменных источниках и датой укрытия наиболее ранних кладов с золотой монетой. Представим имеющиеся у нас данные в виде таблицы  47.

 

Страна или область

Наиболее ранние упоминания в письменных источниках: год, разновидность монеты

Наиболее ранние клады золотых монет: год зарытия клада, год чекана, младшая монета

Временной разрыв между годами

Франция

1265, флорин

Около 1330*, флорин

65

Венгрия

1278, флорин

   

Австрия

1283, флорин

Около 1350

67

Зальцбург

 

(после 1342)

 

Дания (включая Шлезвиг и Сконе)

1298—1300, флорин

 1380 -1400, нюрнбергский гульден, английский нобль, бургундская золотая монета

78—100

Чехия Около 1300 Около 1350** 50
Германия 1300, флорин Около 1340, флорин 40
Польша Начало XIV в. 1350*** 4550
    1413—1422**** Около 100

 

* В 1266 г. во Франции началась чеканка собственных золотых монет.

** Около 1325 г. в Чехии началась собственная чеканка золотых монет.

*** Клад из г. Явора в Силезии, найденный в 1726 г. Около 1345 г. началась чеканка золотых монет в Легнице.

**** Клад, найденный в Люблинском воеводстве.

Таким образом, почти во всех странах Центральной и Северной Европы первые упоминания золотых монет появляются в письменных источниках около 1300 г., т. е. почти через 50 лет после начала золотой чеканки. Для того, чтобы золотые монеты оказались в кладах Франции, Австрии, Чехии и Германии, должно было пройти еще 4065 лет, а в Дании и Польше (не считая Силезии) около столетия. Число кладов XIV в. с золотыми монетами очень невелико. Их относительно больше на Западе и Юге Европы, чем в центральной части и североевропейских странах. Так, в Англии кладов XIV в. с золотыми монетами зарегистрировано десять. Из них два — зарыты примерно в середине XIV в., остальные в 80—90-х гг. указанного столетия 48. Следовательно, все клады зарыты уже после начала массовой чеканки собственной золотой монеты. На территории Чехии, Моравии и Силезии не более восьми кладов золотых монет XIV в., причем некоторые из них сомнительны по датировке 49. На территории Словакии обнаружены три клада золотых монет самого конца XIV в. 50 Для Германии нет обобщающей работы о монетных находках. Наиболее тщательно собраны сведения о монетных кладах Тюрингии. Единственным кладом XIV в. с золотыми монетами является клад, найденный у фундамента старой ратуши Эрфурта и датируемый около 1370 г.51 Число кладов золотых монет в Тюрингии увеличивается с начала XV в., т. е. после 1386 г.— начала чеканки рейнских гульденов. По два клада золотых монет XIV в. известно из Дании и Швеции. Все они датируются последней четвертью или самым концом столетия 52. В Финляндии рейнский гульден упоминается с 50-х гг. XV в. В кладе серебряных и медных монет из Кустё (1891 г.) находился один немецкий золотой гульден. По наличию медных монет, надо полагать, клад датируется XVII в. В другом кладе такого же состава находилась золотая монета в два дуката. Кроме того, в литературе отмечены, шесть находок отдельных золотых монет (из них одной турецкой), чеканенных в конце XVI— XVII в. 53 Оба клада и отдельные находки по сути дела не дают возможности для датировки и, следовательно, твердых оснований для каких-либо историко-нумизматических выводов. Для территории Польши, исключая Силезию, где добывалось золото и сравнительно рано чеканилась собственная золотая монета, можно назвать только клад ноблей из Люблинского воеводства, из которых известны два, чеканенные при Генрихе V (1413—1422) 54. Известны клад из Островы с 20 венгерскими монетами, датируемый временем после 1458 г., и единичная находка в Пвонтице венгерского дуката Матвея I (1458—1490) 55. Еще М. Гумовский писал, что в XIV—XV вв. в польских кладах господствует серебро, и как на исключение указывал на яворский клад золотых монет, найденный в Силезии 56. Из 304 находок монет на территории Польши, данные о которых находились в материалах ленинградских архивов, на XVI в. приходится лишь одна единичная находка золотой монеты XVI в., в то время как к XVII в. относятся 13 кладов и одна единичная находка57. Если не считать силезской и поморской золотой чеканки, золотая монета в Польше стала чеканиться в значительных количествах после 1528 г.

Приведенные нами данные показывают, что проникновение золотой монеты в клады происходит через значительное время после появления их в той или иной стране. Для этого нужна определенная насыщенность денежного обращения такого рода монетой, что, как правило, достигается при наличии собственной чеканки.

Когда стала поступать золотая европейская монета на территорию Русского государства? Хотя С. И. Шодуар не ставил прямо такого вопроса, но факты, приводимые им о золотой западноевропейской монете в Восточной Европе, не уходят далее последней четверти XV в.58 Ф. И. Михалевский, доводя изложение материала в первом томе «Очерков истории денег и денежного обращения» до конца XIV в., лишь иногда останавливаясь на событиях и явлениях XV в., считал возможным совершенно не обращаться к вопросу ввоза и использования западных золотых монет на Руси 59. И. Г. Спасский говорит широко о XV— XVII вв. в своей специальной статье о «золотых» и подчеркивает значение времени Ивана III (1462—1505) в связи с ввозом золотых западноевропейских монет 60. Более конкретно, хотя и предположительно, пишет об импорте золотых монет А. Л. Хорошкевич. Она считает, что «ввоз золотых монет, по-видимому английских, в Новгород начался уже в XIV в.» 61

Для решения вопроса о начале ввоза золотых западноевропейских монет необходимо установить время их появления в Восточной Прибалтике, так как рядом фундаментальных исследований доказано, что большая часть ввозившихся сюда драгоценных металлов предназначалась для торговли с русскими землями 62. Доступные нам источники говорят об операциях с флоринами на территории Ливонии с начала XIV в. В рижской долговой книге 1286—1352 гг. флорины упомянуты в 1318, 1319 и 1320 гг. как «parvos florenos», т. е. «малые флорины» 63. Вероятно, «aureus denarius» (1306 г.) и «parvus aureus» (1309 г.) также являются обозначениями флоринов, в отличие от «aureus magnus» — крупных золотых монет, чеканенных во Франции при Филиппе IV и обращавшихся также в Нидерландах. Такими монетами могли быть скорее всего массдоры, весом около 7 г, чеканившиеся с 1296 р. Во французских источниках монеты типичного для флорина веса называются parvi auri, parvi floreni, массдор обозначен как florenus ad sceptrum, regalis auri grossus (лат.) или grandz florin 64. В 1313 г. тартуский (дерптский) епископ должен был заплатить папской курии 1500 флоринов 65. В 1314 г. пристер немецкого ордена Иоанн из Риги при посещении Римской курии дарит флорентинские гульдены и дублоны 66. В 1334 г. сумма в 100 флоринов должна была быть выплачена в два срока: первая половина в Брюгге, вторая — в Риге 67. Другая запись подобного рода 1346 г. предусматривает выплату гульденами, за исключением любекских, а также французскими золотыми экю (scutatum) 68. При выплате в 1347 г. великим магистром денег за Эстонию датскому королю Вольдемару IV названы не только марки серебра, но и флорины и золотые экю 69. В трех записях 1359—1360 гг. городского казначейства Риги названы 2, 20 и 16 флоринов 70. В ревельских таможенных книгах и квитанциях XIV в. отмечены нобли 71. В 1399 г. из Тарту на немецкий двор в Новгород были посланы 10 ноблей 72. Производился ли ввоз золота непосредственно в русские земли? Не пользовались ли им только крупнейшие феодалы Прибалтики и иностранные купцы? Факты говорят, что золотые монеты достигали Руси. В 1358 г. Хитце фан дем Путтен, везший в Новгород серебро и золото, был обвинен в нарушении правил, запрещающих провоз драгоценных металлов сухопутным путем 73. К сожалению, не известно, было ли золото в виде монет, слитков или изделий. Ганзейский съезд в мае 1388 г. запретил ввоз серебра и золота в Новгород 74. На съезде в Любеке в мае 1402 г. снова поднимается вопрос об экспорте серебра и золота на Русь 75.

Во второй половине, а особенно в последней четверти XIV в. сократилась добыча и торговля серебром 76. Это не могло не вызвать усиления золотой чеканки и роли золота. Если серебро часто провозилось тайно, минуя таможенные заставы, то золотые монеты провезти было еще легче. Летописи сообщают о выплате в 1384 г. дани в Орду золотом 77. А. Л. Хорошкевич, отмечая этот факт, считает его экстраординарным, по которому нельзя судить об общем количестве золота, обращавшегося на Руси 78. Действительно, о последнем судить нельзя, но, учитывая факт усиления ввоза золотых монет в Прибалтику, можно полагать, что сбор дани золотом в 80-х гг. XIV в. связан с увеличением его импорта на Русь и ростом относительного значения — процессом, который будет прогрессировать и в следующем, XV в.

Хотя одна Флоренция чеканила ежегодно 350—400 тысяч флоринов, до 40-х гг. XIV в. золотой монеты было очень мало. В 1318 г. папский сборщик налогов в зальцбургском диоцезе не смог обменять собранное серебро на золото 79. В 1340 г. флорентинец Пеголотти отметил отсутствие золотых монет в Лондоне 80. Но положение скоро меняется, в Англии, например, буквально через несколько лет. Исходя из вышесказанного, можно предполагать, что ввоз золотых монет на Русь балтийским путем начался не позже второй половины XIV в., но ввозившиеся золотые монеты были пока для Руси одной из форм драгоценного металла, наряду со слитками, ювелирными изделиями. Круг русских людей, имевших дело с западноевропейской золотой монетой, был весьма ограничен. Понадобится не менее пяти — шести десятилетий XV в., чтобы золотые монеты вошли в хозяйственную жизнь русских земель и рассматривались именно как монета, хотя и иностранная.

Основной разновидностью золотой монеты XIII—XVII вв. был флорин, а позже дукат. И та и другая монета имела вес около 3,5 г. В латинских текстах они назывались также часто «aurei» или «aurea mo— neta», т. е. «золотые», «золотая монета»81. В различных европейских языках имеются совершенно равнозначные термины: «Gulden» (немецкий), «gylden» (датский), «gyllen» (шведский), «zloty» (польский). На некоторых монгольских монетах находится слово «altan», а турецкие золотые монеты, чеканившиеся с 1454 г., назывались «altun»82. Термин «золотой» появляется в русских источниках в 70-х гг. XV в., хотя надо полагать, что в живом народном языке того времени он бытовал и в более раннее время 83. Можно предполагать, что до этого при операциях с золотом использовалась денежно-весовая единица «золотая денга», или «денга золота», равная по весу современной ей серебряной денге. В источниках такая денежно-весовая единица упоминается уже в середине XV в.84

Можно предположить, что термин «золотой» в XIV—XV вв. охватывал не только флорины и подражания им, но и венецианские дукаты. Начатые чеканкой в 1284 г., венецианские дукаты долгое время, в течение всего XIV в., назывались в зарубежных европейских странах «fiorino d’oro», «florenus aureus», только в отдельных случаях — дукаты 85. Название «цехины» возникло значительно позже, в середине XVI в.86 Только в редких случаях в русских источниках они обозначаются как «венедийские» или «венедицкие» золотые. Впервые такой термин встречен нами в источнике 1489 г., употребленный в связи с заграничной поездкой великокняжеских послов 87. Недавно одним из московских нумизматов было высказано предположение, что изображение двух фигур на новгородских монетах, как ранее объясняли, св. Софии и посадника, ни что иное как подражание изображению Христа и коленопреклоненного дожа на венецианских дукатах. Такое предположение требует тщательной проверки. В Западной, Центральной, не говоря уже о Северной Европе, венецианские дукаты очень редки и в XIV и в XV вв. Среди 1005 золотых монет известного клада из Бретценгейма близ Майнца, датируемого концом XIV в., 451 монета была флоринами, чеканенными во Флоренции, 549 — подражаниями флоринам и только 5 — венецианскими дукатами 88. В Польше в одном из документов Земовита Мазовецкого 1401 г. упоминаются венецианские дукаты, однако уже М. Гумовский полагал, что речь здесь шла не о монетах как таковых, а о счетно-денежных единицах 89. Одной из разновидностей золотых западноевропейских монет, наиболее рано засвидетельствованными на территории Восточной Европы, были английские нобли — корабленики (корабельники, корабельные, «золотые большие», нобли, розенобли) древнерусских источников. Автором настоящей работы ранее была опубликована статья, посвященная ноблям и их роли на территории Русского государства 90. Скажу лишь, что предположение о чеканке русских ноблей подтвердилось. В 1975 г. Государственный Эрмитаж приобрел золотое подражание английскому ноблю с русской надписью, называющей имена великого князя Ивана III и его сына Ивана Ивановича.

Значение венгерских дукатов в экономической жизни Европы, длительное использование их на территории Русского государства, где уже во второй половине XV в. были чеканены «угорские золотые» 91, дает основание подробнее остановиться на этих знаменитых монетах. Чеканка венгерской золотой монеты началась при Карле Роберте (1308—1342) — первом короле Анжуйской династии. Усиление экономической роли городов, развитие горного дела, ремесла и торговли, а также укрепление королевской власти послужило основой для проведенных в это время реформ монетного дела. Добыча значительного количества золота в пределах страны позволяла вести активную чеканку и содействовала широкому распространению венгерского флорина (дуката) за границей. Венгерские золотые, которые начали чеканиться с 1325 г., как и в ряде других государств Европы, являлись подражанием итальянским флоринам. Л. с. имела изображение стилизованной флорентийской лилии и легенду: + KARO-LV • REX; о. с.— изображение Иоанна Крестителя с надписью: S • IOHA-NNES • B(aptista) 92. Венгерский флорин весил 3.558 г и содержал около 3—3.52 г чистого золота (теоретически 3,51575 г) 93. Уже при преемнике Карла Роберта, Людовике (Лайоше) I (1342—1382), происходит переход к новому типу флорина. Сначала изображение лилии на лицевой стороне золотых монет заменяется гербом (Венгрия — Анжу), а затем на о. с. вместо Иоанна Крестителя помещается «национальный» святой, патрон горняков,— св. Владислав (Ласло). Легенда л. с. флоринов (дукатов) Людовика: LODOVICUS : DEI GRACIA REX или LODOVICI. D. G. R. VNGARIE; надпись о. с. нового типа: SAN(c)TVS. LADISLAVSR 94. Этот тип золотого продержался вплоть до правления Матвея (Матьяша) Корвина (1458—1490). В 1458—1467 гг. продолжалась еще чеканка дукатов старого типа, после чего стали чеканиться монеты, где изображение мадонны с младенцем сочеталось или с изображением герба или св. Владислава. Соответственно изменилась одна из легенд монеты. Надпись, как обычно, поясняла изображение: PATRONA VNGARIE 95. Это изображение и легенда сохранялись на многих венгерских монетах вплоть до 1849 г. Со времени Рудольфа II (1576—1612) изображение мадонны сочеталось с изображением на другой стороне монеты правителя Венгрии 96.

Первые венгерские золотые чеканились на монетном дворе Буды, но затем важнейшим центром их производства уже при Карле Роберте становится Кремница 97.

Распространение дукатов, естественно, началось с проникновения их в соседние страны, прежде всего по направлению торговых путей международной торговли того времени. В соседней Моравии, имевшей тесные связи с Венгрией, известен клад из Стары Хрозенков, состоявший из 12 флоринов Карла Роберта 98, старейшая находка с венгерскими дукатами в Чехии датируется временем около 1385 г. 99 Надо отметить, что за редким исключением в Моравии обращались венгерские дукаты. Из 510 дукатов, известных в 66 моравских находках XIV—XV вв., 504 — чеканены в Венгрии, 1 — в Чехии, 1 — в Австрии и 4 — в других европейских странах 100. Письменные источники, особенно второй половины XV в., изобилуют сообщениями об обращении в Моравии венгерских дукатов 101. В Чехии дукаты преобладают в восточной части страны, в западной — гульдены. Из 611 золотых монет XIV— XV вв., найденных в Чехии, 409 — приходится на дукаты, из которых 178 — чеканены в Венгрии 102. В Силезии состав золотых монет в находках близок к моравскому 103.

Особое место Моравии объясняется не только ее экономическими связями с Венгрией, но и тем, что на ее территорию вели пути распространения венгерского золота, первое время чеканенного преимущественно для заграничной торговли 104. Это утверждение чехословацкого нумизмата Й. Глинки подтверждается данными о кладах в Словакии, которая в интересующий нас период времени входила в состав Венгерского государства. Древнейшие монеты, обнаруженные в кладах Словакии, чеканены Людовиком I (1342—1382). Всего в Словакии зарегистрировано 17 находок 1301 —1526 гг. примерно с 500—600 венгерскими монетами 105. Наибольшее количество монет содержат клады, зарытые в XV в.106

В Польше первые письменные свидетельства о появлении венгерских флоринов датируются 1344—1359 гг., затем сообщения о «florenos auri de ungaria» повторяются в документах 1360. 1363, 1370, 1371, 1382, 1383, 1386 гг. 107 Правда, эти упоминания связаны прежде всего с деятельностью папских коллекторов, некоторые из которых выполняли свои обязанности как в Польше, так и в Венгрии. Первое упоминание о венгерских флоринах в городских книгах Кракова, имевшего широкие торговые связи, относится к 1405 г. Венгерские флорины получили скоро особое название «floreni ungaricales rubei» в латинских источниках или «червонного золотого» на языке польском 108. Как один из центров Словакии, откуда поступали венгерские дукаты в Польшу, М. Гумовский, основываясь на документах первой трети XV в., называет город Кошице 109.

Интересно отметить, что известный Кошицкий клад, состоявший из 172 венгерских дукатов Сигизмунда, был зарыт в начале XV в., т. е. в то время, когда этим правителем, ставшим в 1411 г. германским императором, предпринимались попытки прервать польско-венгерские связи через Кошице 110.

В течение всего XV в. источники говорят о крупных платежах в венгерских дукатах в Польше и в Пруссии. В 1393 г. Владислав Опольский передает ордену Добжинь за 50 тысяч венгерских дукатов 111. Крестоносцы купили в 1402 г. у императора Сигизмунда Новую марку за 63 200 венгерских дукатов, в 1463 г. польский король Казимир за право на Мазовию дал Малгожате, княжне Олесницкой, 20 тысяч 112. В Литовской метрике неоднократно называются угорские золотые 113. Не меньшее распространение, чем в Польше и Литве, венгерские дукаты имели и на территории Молдавии. В документах XV в. постоянно упоминаются венгерские золотые 114.

В южной части Германии, в Баварии, в XIV в. среди золотых монет преобладали венгерские и чешские дукаты. Начиная с 1400 г. все большую роль играют рейнские гульдены, которые к середине XV в. вслед за Швабией и Франконией завоевали господствующее положение и в Баварии 115. В северонемецких, ганзейских, городах венгерский дукат не играл существенной роли, уступая ее итальянскому флорину в ранний период, а позже — рейнскому гульдену 116. В Скандинавии венгерский дукат уже становится известным во второй половине XIV в., где он встречается наряду с дукатами Любека и Гамбурга, но среди дукатов конца XV и XVI в. преобладают испанские. Однако наибольшую распространенность имели рейнские и голландские гульдены 117.

Интересны данные о кладах и отдельных находках золотых монет XIV—XV вв. На территории Дании из шестнадцати кладов только один содержал 3 флорина Людовика I (1342—1382). Всего в этом кладе было 186 экземпляров, 183 монеты чеканены в Любеке, Бранденбурге-Франконии и Франции. Среди 89 единичных находок лишь один венгерский дукат Матвея Корвина (1458—1490) 118. В конце XV и в XVI в. чеканятся подражания рейнским гульденам (rhensk gylden) и только в 1584 и 1591—1593 гг. осуществляется чеканка золотой монеты, следующей образцу венгерского дуката 119.

Слабое участие венгерского золотого характерно и для восточной Прибалтики — Латвии и Эстонии.

В книгах городского казначейства Риги 1348—1361 и 1405—1474 гг. упоминание о венгерских дукатах отсутствует, но постоянны записи денежных сумм в нидерландских и рейнских гульденах 120. В 90-х гг. XV в. ведутся переговоры с Таллином (Ревель) и Тарту о курсе рейнского золотого 121. К этому вопросу ливонские города снова возвращаются в 1510 г. 122 В 1533 г. купец Лауренс Изерманн посылает из Любека в Таллин корабль с различными товарами и 350 венгерскими дукатами. Не исключено, что эти товары и золотые монеты предназначались для торговли с Русью 123.

В XVI—XVII вв. общая картина распространения венгерского дуката и рейнского гульдена остается примерно такой, какой она сложилась в более раннее время, несмотря на то, что произошли некоторые изменения. Так, например, в Силезии в начале XVI в. счет велся чаще на рейнские гульдены, хотя ранее там в обращении преобладали венгерские золотые 124.

В Баварии уже с середины XV в. гульдены также потеснили дукаты. Таким образом, с момента своего появления венгерские золотые быстро распространились на обширной территории, проникают даже во Флоренцию, в подражание монетам которой они и возникли 125.

Проникновение угорского золотого на русские земли началось сравнительно поздно, как это видно из следующих данных.

1480, август   Среди «поминков» от Пскова польскому королю Казимиру Ягеллончику (1447—1492) был и «золотой угорский» 126.

1489 В Минске у новгородских купцов, возвращавшихся на

родину «из-за моря», было отнято 30 золотых угорских 127.

1490 Встречавший в Клину посла римского императора Юрия Грека человек великого князя Хозюк получил от первого шесть золотых угорских 128.

1491 Упоминание о венгерских золотых в Москве 129.

1518 1 венгерский флорин в Москве стоит 17 алтын. 1 гривна или марка лучшей глазури стоит 1 венгерский флорин или 20 алтын… 24 пуда меда стоят 5 венгерских флоринов без 10 больших денег… 24 четверти муки стоят 5 венгерских флоринов без 10 больших денег… 24 четверти ржи стоят 5 венгерских флоринов без 10 больших денег. 36 четвертей овса стоят 3 венгерских флорина 12 денег. 24 четверти муки стоят 5 венгерских флоринов без 10 больших денег. 36 новых саней, одни сани за 6 больших денег, стоят 1 венгерский дукат 28 больших денег. Итого 32 венгерских флорина 38 больших денег 130.

1525 Иоганн Фабри (Фабр) пишет о большой распространенности в России венгерских золотых 131.

1525 Йовий Новокомский пишет, что примерная цена венгерского золотого 100 денег. Йовий покупает у русского купца собольи меха за венгерские золотые 132.

1517-1526 Сигизмунд Герберштейн пишет, что «Золотых у них [у русских.— В. П.] нет, и они сами их не чеканят, а пользуются обыкновенно венгерскими, иногда также рейнскими» 133.

1532 Угорский золотой стоит 100 денег 134.

1548 Софийский новгородский дом покупает у Грибана Артюшина 48 золотых угорских да 16 кораблеников. А денег дано за угорский золотой по 20 алтын… Новгородский архиепископ Феодосий послал царю 20 золотых угорских, вел. княжне Анастасии— 10, Митрополиту Макарию — 10; всего 103 золотых. Феодосий послал также 25 золотых угорским боярам и дьякам великого князя. «А даны тс золотые от казны» 135.

1543-1552 По московскому митрополиту Иосафату был сделан вклад в Кирилло-Белозерский монастырь; в составе вклада было «30 золотых больших по 40 алтын, да 10 золотых угорских по 20 алтын» 136.

1560 По свидетельству Гваньини венгерские червонцы стоят 60 денег 137.

1567 Иван IV потребовал за выкуп пленного полоцкого воеводы Довойны 10 тысяч золотых угорских 138.

Около 1575 По торговой книге золотой угорский весит 10 денег с полуденгою, а оценен в 17 алтын 3 денги 139.

1576 Вновь упоминаются венгерские золотые 140.

1585 Царь посылает «К Спасу в Еуфимьев монастырь» два золотых угорских 141.

1592 Царь посылает во Львов на строительство церкви Успение богородицы меха и «50 золотых угорских» на позолоту 142.

1593 Из Софийской казны дано священнику Субботе 4 золотых угорских на листовое золото 143.

1595, июнь Русские послы, будучи в Минске, передают митрополиту Новгород-Северскому Михаилу Рогозе 5 золотых угорских 144.

1600 Посольство польского канцлера Льва Сапеги подносит царю и его сыну кубки с 500 и 200 золотыми угорскими червонцами 145.

1602 Ганзейские города посылают Борису Годунову двуглавого орла, наполненного розеноблями и венгерскими дукатами 146.

1604 «9 золотых угорских, московское дело»147.

1610 Согласно указу В. Шуйского золотой угорский ценится в полтину 148.

1614 «В серебряный приказ на 4 пуговицы половинчатых, золотой угорский цена 18 алтын, из приносных денег». Золотой послан из Денежной казны 149.

1621 Юрий Родионов, отправленный за границу, дает «золотарю» в Лондоне взаймы 10 золотых угорских, по 40 алтын золотой. На обратном пути в Россию Родионова ограбили и отняли 15 золотых угорских 150.

1645 В памяти из приказа Казанского дворца в Аптекарский приказ жалованье иноземцам за калмыцкий поход 1644 г. исчислено в угорских золотых 151.

1647, август В памяти из Устюжской четверти в Приказ Большого прихода о сборе таможенных пошлин говорится о привозе в Тотьму золотых португальских и угорских, ефимков, золота и серебра в слитках 152.

1649 Трое купцов из Сибирского приказа посланы в Архангельск продавать меха на угорские золотые или ефимки 153.

1650 Родес получает 120 тысяч московскими деньгами и 70 тысяч венгерскими дукатами 154.

1660 Русский человек в городе Гейдельберге закладывает икону жителю Базеля Иоганну Грешету под 6 золотых венгерских 155.

1670-1673 Я. Рейтенфельс пишет, что один архангельский порт, говорят, поставляет 300 тысяч венгерских червонцев 156.

Из приведенных выше сведений видно, что поступление венгерских золотых на территорию Московского государства началось сравнительно поздно. Если принять во внимание чеканку Иваном III угорского золотого 157, возникшего, вероятнее всего, в начале 60-х гг. XV в., а также первые сведения об использовании на Руси золотой монеты, относящиеся к 4050-м гг. этого же столетия, то заметный приток угорских золотых должен был начаться где-то во второй четверти XV в.

Клады с венгерскими дукатами в пределах Московского государства XVXVII вв. фактически отсутствуют, если не считать находку из села Гамалеевки бывшей Самарской губернии, где среди 90 золотых и 2 серебряных монет находились венгерские червонцы 1540, 1563, 1578, 1587 гг. Захоронение клада можно датировать примерно 1600 г. Надо сказать, что при раннем проникновении флоринов, ноблей и венгерских дукатов на территорию Польши XIV—XV вв. здесь также почти нет кладов золотых монет 158. В этот период отсутствуют золотые монеты и в кладах Белоруссии, за исключением находки ноблей и золотых восточных монет в городе Слуцке 159. Наиболее ранние клады золотых монет на территории Украины обнаружены в ее юго-западной части. Таков, например, из села Строснцы (Стройней, Строинцы) бывшего Ольгопольского уезда Подольской губернии, где среди 45 пражских грошей и пяти полугрошей Вацлава, двух молдавских грошей и 30 золотоордынских монет с литовскими контрамарками находился золотой венгерский червонец Сигизмунда I (14101438). Село Строснцы расположено близ Днестра, в пределах современной Молдавской ССР, в XV в.— на границе Молдавии и Подолья 160. Клад, открытый в 1886 г. в Проскуровском уезде Подольской губернии, состоял из 63 пражских грошей, 6 монет золотоордынских ханов Мухаммеда, Ахмеда и Мустафы, крымских ханов Хаужи-Гирея, Нур-Давлента, Менгли-Гирея, 21 серебряной генуэзско-крымской монеты, 1 молдавской, 1 серебряной и 2 медных польских монет. В кладе также находился венгерский золотой Матвея Корвина (1458—1490) 161.

На территории Украинской ССР, по данным II. Ф. Котляра, известны один клад середины XVI в. и семь кладов XVII в., содержавших венгерские дукаты 162.

Кроме Корабельников (ноблей), угорских золотых (венгерских дукатов), о которых упоминалось выше, можно еще назвать ряд золотых западноевропейских монет, ввозившихся в Россию. Это — «ренской золотой» (рейнский гульден), о котором имеются сведения 1406, 1409, 1410, 1455, 1516, 1517, 1525 гг.163 Гельдернскис гульдены, ценившиеся значительно ниже рейнских, отмечены в источниках в 1406 и 1409 гг. 164 В 1406 г. упомянут так называемый арнгеймский гульден — одна из разновидностей гельдернских золотых, чеканившихся герцогом Рейнольдом IV (14021423) в Арнгейме 165. В 1406, 1409 и 1581 гг. имеются сведения о «корунах золотых» без уточнений, указывающих на их происхождение 166. Термин «коруны» в источниках XV в. может означать только французские золотые кроны, так как монеты с аналогичными названиями в Нидерландах и Англии появились лишь в XVI в. Труднее сказать что-либо определенное о монете, упомянутой под 1581 г., хотя в 1588 г. теперь уже вполне определенно русский источник называет «французские деньги крун», т. е. французские курондоры 167. Еще ранее, в 1564 г., говорится о французском полуанже 168, т. е. половине анждора, золотой монете, начатой чеканкой еще в XIV в. Русским источникам были известны и испанские и португальские золотые монеты. В 1588 г. мы читаем о «шпанских деньгах дукат», т. е. об испанских дукатах, в 1606 г.— о золотых дублонах 169. Среди португальских монет, известных в России, надо назвать «золотые полукарзантные» (1581 г.), т. е. половина золотого крузадо, а также «золотой португальский», «португальский червонец», португал 170. Последний термин стал затем в России, как и в других странах Европы, обозначать монету в 10 дукатов, не всегда португальскую по стране чеканки. В XVII в. приобретает большое значение ввоз в Россию голландских дукатов 171. Наряду с крупными номиналами золотых монет XVI—XVII вв., нередко золото чеканилось штемпелями серебряных монет (марок, талеров). Такие монеты могли быть пробными, дарственными, а также участвовать в денежном обращении.

Гамбург, португал 1553-1673 гг.

Нами были собраны достаточно обширные сведения о курсе различных золотых европейских монет в России за период с конца XV и до конца XVII в. Эти данные легли в основу подсчета соотношения стоимости золота и серебра на территории Русского государства в указанное время. Для сопоставления в составленной таблице дано также соотношение стоимости этих металлов в Польше, Австрии и Западной Европе 172.

 

Годы

Русское государство

Польша

Австрия

Западная Европа

1493—1520

10,78

7,43

 

10,75

1521—1544

10,68

10,90

10,98

11,25

1545—1560

10,47

11,07

11,13

11,30

1561 — 1580

11,16

11,70

11,19

11,50

1581—1600

10,63

11,10

10,88

11,80

1601 — 1620

8,27

11,80

11,78

12,25

1621 — 1640

11,04

13,12

13,80

14,00

1641 — 1660

11,75

14,30

14,48

14,50

1661 — 1680

12,46

12,63

14,59

15,00

Данные таблицы наглядно показывают общую для всех европейских стран, в том числе и для Русского государства, тенденцию в изменении ratio золота и серебра в сторону увеличения. Наиболее близка картина соотношения стоимости двух металлов в России и в Польше. Это говорит, вероятно, не столько о близости экономических условий, сколько о том, что историки обычно недооценивают импорт благородных металлов через границы Речи Посполитой 173. В то же время таблица свидетельствует о том, что на протяжении почти двух столетий разрыв в стоимости золота и серебра в России был меньшим, чем в Польше и значительно меньшим, чем, например, в Австрии. Бросается в глаза малое соотношение стоимости благородных металлов в России в начале XVII в. Это время народных восстаний и иностранной интервенции. Интересно отметить, что низкая цена золота совпадает с денежной реформой 1610 г. Василия Шуйского, приказавшего делать «новгородки и московки золотые» и введшего таким образом законодательным путем в обращение золотую монету.

Оценку этому введению золотых дал И. Г. Спасский. «Совершенно особый, чрезвычайный характер имел выпуск в обращение золотых новгородок и денег (по удесятеренной цене серебряных) в 1610 г., за месяц до падения Шуйского, когда в казне вовсе не осталось серебра, а нужно было платить наемным войскам. Это вынужденное начинание примерно в течение двух лет было продолжено интервентами, перечеканившими на Московском денежном дворе в новгородки с именем Владислава золото царской сокровищницы и храмов, чтобы платить иноземным солдатам. Последние монеты, чеканившиеся в обложенном городе, хотя и носят русское обличье, но к русскому денежному обращению, по существу, никакого отношения не имеют и должны рассматриваться как явление чужеродное» 174.

Однако, вероятно, реформа была не только чрезвычайной мерой, но и мероприятием, оправданным экономически. Достаточно посмотреть данные о соотношении стоимости золота и серебра в 1601 —1620 гг., чтобы увидеть совершенно особое состояние рынка драгоценных металлов в эти годы. Если в 1581 —1600 гг. соотношение ценности золота и серебра выражалось как 1:10,63, то в 1601 —1620 гг., как 1:8,27. Такое изменение монет объясняется или понижением стоимости золота или повышением стоимости серебра. Уже само введение золотой чеканки говорит скорее за второе предположение, что подтверждается данными о курсе ефимков. Именно на период между 1608 и 1618 гг. приходится изменение стоимости талера с 36 до 50—52 копеек, т. е. курс талера повысился на 28—30,8%, и соотношение стоимости золота и серебра изменилось примерно на 21,2%. Эти подсчеты свидетельствуют, что стоимость золотых изменилась незначительно, примерно на 7—9%, а соотношение стоимости золота и серебра достигло 1:8,81 благодаря удорожанию серебра. Эти теоретические выкладки проверяются данными курса золотого в России того времени. В 1602—1603 гг. золотой стоил 17—15 алтын, в 1610 г.— полтину, что дает рост стоимости золотых примерно от 2 до 10%. Известно, что чеканка золотых монет в целом ряде государств совпадала с нехваткой серебра и ростом цен на него. Точно такое же явление мы наблюдаем в России (прежде всего в Москве) в 1610 г.

С появлением первых работ, посвященных иноземной монете в России, мнения о ее роли в стране разделились. Одни исследователи считают, что золотая и серебряная монета была лишь сырьем для ремесла и местной чеканки, другие — доказывают также ее участие во внутреннем денежном обращении. Автор настоящей статьи придерживается второго мнения. Действительно, источники XVI—XVII вв. говорят о двух курсах золотой и крупной серебряной (талеров) монеты: одного государственного, «указного», более низкого, и рыночного, более высокого. Также существовала разница в курсах монет в приграничных и глубинных областях. Эти различия в курсах монет не могли не вовлекать их в денежные операции даже вопреки правительственным постановлениям, направленным на преимущественное приобретение государством золота по наиболее низкой цене. Золотая монета была в казне высокопоставленных лиц, монастырей и купцов. Среди конфискованного имущества секретаря Василия III (1505—1533) Василия Третьяка-Долматова было 3000 флоринов. В «подголовье» гостя Гаврилы Фатеева в декабре 1676 г. обнаружили, кроме русских монет, 200 золотых и 30 ефимков (талеров) 175. Сигизмунд Герберштейн говорит, что русские не чеканили своих золотых монет, но пользуются иностранными, прежде всего венгерскими 176. Агент английской торговой кампании Джон Хасс пишет (1554 г.), что в России пользовались иностранной золотой монетой, но она обращается не по обычной цене, но согласно взаимному соглашению торговцев 177. Характерно, что записи о золотых в царствование Михаила Федоровича ведутся в приходных и расходных книгах денежной казны, а записи золотых и серебряных изделий — в приходной книге товарам и вещам.

«Золотые» используются на жалованье войску, в качестве вклада в монастырь, отдаются в заклад, берутся взаймы.

По данным, сохранившимся у Иоганна Филиппа Кильбургера, посетившего Россию в составе шведского посольства, в 1671 —1673 гг. через Архангельск в среднем ежегодно ввозилось 18—19 тысяч золотых 178. Не были периодом интенсивной чеканки на монетных дворах европейских государств 1661 —1680 гг. Например, в 1581 —1600 гг. на Пражском монетном дворе и на монетных дворах Голландии чеканилось примерно в два с половиной раза больше золотых монет. Если учесть это обстоятельство, а также ввоз золотых через Прибалтику, Польшу, сравнительно небольшой импорт из стран Азии, то едва ли можно говорить более чем о 40—50 тысячах золотых монет ежегодно (в благоприятные периоды), поступавших на территорию Русского государства в конце XVI—XVII вв. Для сравнения могут представить интерес следующие цифры среднегодовой чеканки золотых дукатов в некоторых странах Европы, имеющиеся в нашем распоряжении 179.

Годы

Чехия, Пражский монетный двор

Монетные дворы Голландии

Австрия, Венский монетный двор

Верхняя Саксония

1581 1600

1601 1620

1621 1640

1641 — 1660

1661 — 1680

57103

13447

24 354

8 564

2 035

85815

85 549

31 645

97 957

35 227

24 675

16021

2240

6458

3378

Следовательно, если мы примем цифру русского ввоза золотых монет в 40—50 тысяч дукатов, то можно сказать, что она весьма значительна. Однако одновременно мы должны учесть, что ввозившиеся золотые монеты только частично вовлекались в денежное обращение, а в значительной мере использовались как металл. Кроме того, надо не забывать об огромной уже в то время территории Русского государства и населении, которое в конце XVI в. составляло 7 миллионов человек, а в 1678 г.10,5 180. Голландия (Северные Нидерланды) около 1623 г. имела население примерно в 1,5 миллиона человек 181.

Таким образом, роль золотой монеты в экономике России была очень близка ее роли на Западе и в центре Европы. Преимущественное использование при крупных денежных сделках и в международной торговле, терминология, применявшаяся к золотым монетам, взвешивание монет при денежных расчетах, употребление их при коронационных торжествах, дарение за служебные и воинские заслуги все это аналогично сферам и способам использования, терминам и явлениям других европейских государств, хотя и имевшим в России специфические черты. Монетный материал и данные о соотношении стоимости золота и серебра говорят также о тесных контактах и взаимозависимости европейских государств в области торговли благородными металлами на денежном рынке того времени.

Список использованной литературы:

1. См. также Kellenbenz Н. Der kontinentale Handel zwischen Ost- and Westeuropa vom 15. Jahrhundert bis zum Beginn des Eisenbahnzeit alters.— In: 5. Internationaler Kongre/J der okonomischen Geschichte. Moskau, 1970; Attman A. Continental Trade Relations across Eurasia before the Railroads.— In: 5th International Congress of Economic History. Moscow, 1970.

2. Attman A. Den ryska marknaden i 1500-talets baltiska politik 1558—1595. Lund, 1944.

3. Шодуар С. Обозрение русских денег и иностранных монет, употреблявшихся в России. Спб., 1837, ч. 1; Прозоровский Д. И. Монета и вес в России до конца XVIII столетия. Спб., 1865; Спасский И. Г. «Золотые» — воинские награды в допетровской Руси.— ТГЭ, 1961, т. 4, с. 92—134; Спасский И. Г. Монетное и монетовидное золото в Московском государстве и первые золотые Ивана III.— ВИД, Л., 1976, с. 110—131; Хорошкевич А. Л. Торговля Великого Новгорода с Прибалтикой и Западной Европой в XIV—XV веках. М., 1963, с. 263—307.

4. Потин В. М. Корабельники на Руси.— НиЭ, 1970, т. 8, с. 101 —107; Потин В. М. Венгерский золотой Ивана III. В кн.: Феодальная Россия во всемирно-историческом процессе. Сб. статей, посвященный Л. В. Черепнину. М., 1972, с. 282—293.

5. См., например, Attman A. Den ryska marknaden…

6.Engel A., Serrure R. Traite de numismatique du Moyen-Age. Paris, 1891, vol. 1, p. XXXII—XXXVI.

7. Михалевский Ф. И. Очерки истории денег и денежного обращения. Л., 1948, т. I. Деньги в феодальном хозяйстве, с. 142.

8. Bode W. J. L. Das dltere Miinzwesen der Staaten und Stadte Niedersachsens. Braunschweig, 1846, S. 64; Joseph P. Historisch-kritische Beschreibung des Bretzenheimer Goldguldenfundes, Mainz, 1833, S. 39; Bahrfeldt E. Miinzwesen der Mark Brandenburg 1415—1640, Berlin, 1895, S. 152; Luschin von Ebengreuth A. Allgemeine Miinz- kunde und Geldgeschichte des Mittelalters und der neueren Zeit. .Miinchen — Berlin, 1926, S. 208—209; Suhle A. Deutsche Miinz- und Geldgeschichte von den Anfdngen bis zum 15. Jahrhundert, Berlin, 1964, S. 166.

9. Михалевский Ф.И. Очерки. .., с. 142.

10. Schwinkowski W. Die ersten sachsischen Goldgulden und die deutsche Goldpra- gung im Mittelalter.— Zm, Berlin. 1910, Bd. 28, S. 317—350.

11. Bloch M. Le Probleme de I’or au Moyen-Age.— «Annales d’histoire economique et sociale», Paris, 1933, vol. 5, p. 4.

12. Maschke E. Die Wirtschaftspolitik Kaiser Friedrichs 11 im Konigreich Sizilien.— VSWG, 1966, Bd. 53, S. 289—298; Kiersnowski R. Wielka reforma monetarna XI11— XIV w. Warszawa, 1969, cz. 1, s. 62—65.

13. Lopez R. S. Settecento anni fa: il ritorno all’oro nell’ Occidente duecentesco. Napoli, 1955, p. 22—31; Astengo C. L’inizio della coniazione dell’oro a Genova ed una pubblicazione del Prof. P. S. Lopez della Yale University.— RIN, 1961, vol. 63, p. 13—57; Bernochi M. Il fiorino di Firenze.— «Italia Numismatica», Mantova, 1966, vol. 17, p. 65—67; Kiersnowski R. Op. cit., s. 84—92.

14. Dannenberg H. Der Goldgulden von Florentiner Geprage.— NZ, 1880, Bd. 12, S. 146—185; Berghaus P. Umlauf und Nachprdgung des Florentiner Guldens nordlich der Alpen.— In: Congresso internationale di numismatica, Roma, 11-16 Settembre 1961. Roma, 1965, vol. 2, p. 595—607; Kiersnowski R. Op. cit., s. 92—93.

15. Papadopoli N. Le monete di Venezia. Venezia, 1893, vol. 1, p. 123—130; Kiersnowski R. Op. cit., s. 95—99.

16. Majer G. Imitazioni e contraffazioni dello zecchino veneziano.— In: Congres international de numismatique, Paris, 1953. Paris, 1957, vol. 2, p. 390—399; Yves H. E., Grierson Ph. The Venetian Gold Ducat and Its Imitations.— NNM. No 128.

17. Oman Ch. The Coinage of England. Oxford, 1931, p. 152—153; Seaby P. The Story of the English Coinage. London, 1952, p. 32, 36; Brook G. C. English Coins. London, 1955, p. 110—111, 120—124; Potter W. J. W. The Gold Coinage of Edward HL— NC. Ser. 7, 1963, vol. 3, p. 107—128; 1964, vol. 4, p. 305—318; Kiersnowski R. Op. cit., s. 141 — 146.

18. Lafaurie J. Les Monnaies des rois de France. Paris, 1951. Vol. 1. De Hugues Capet a Louis XII, p. 23 № 197; Kiersnowski R. Op. cit., s. 122—130.

19. Jesse W. Quellenbuch zur Miinz- und Geldgeschichte des Mittelalters. Halle a. S., I924, Nr. 307, S. 169—171; Dannenberg H. Op. cit., S. 174—176; Suhle A. Op. cit., S. 172—177; Hagen W. Miinzprdgung und Geldumlauf im Rheinland. Diisseldorf, 1968, S. 46—47; Kiersnowski R. Op. cit., s. 175—179.

20. Lafaurie J. Op. cit., p. 28—30; Dieudonne A. Des Especes de circulation internationale en Europe, depuis Saint Louis.— «Revue Suisse de Numismatique», Berne, 1920, vol. 22, p. 5—41; Kiersnowski R. Op. cit., s. 123.

21. Потин В. M. Корабельники на Руси…, с. 101 —107. Там же — литература вопроса. Процесс «утяжеления» золотой монеты продолжается и в XV—XVI вв. С 1517 г., например, в Португалии чеканится крупная золотая монета, кратная по весу десяти дукатам, получившая свое название по стране происхождения — «португал» (39,9 г, практически около 35 г).

22. Luschin von Ebengreuth A. Op. cit., S. 42; Bloch M. Op. cit., p. 25—26; Михале в с к и й Ф. И. Очерки…, с. 132, 142, 154—155.

23. Bloch М. Op. cit., р. 10—12; М и х а л е в с к и й Ф. И. Очерки. .., с. 131 (Ф. И. Ми- халевский считает, что «добыча крестоносцев на время улучшила и платежный баланс Западной Европы по отношению к Востоку»).

24. Brunner О. Goldpragung und Gofdbergbau in den Ostalpen.— NZ, 1926, N. F„ Bd. 19 (59), S. 84—90.

25. Molenda D. Cornictwo kruszcowe na terenie ztdz slqskokrakowskich do polowy XVI wieku. Wroclaw — Warszawa — Krakow, 1963, s. 77—88.

26. Ibid., s. 78.

27. CNH, old. 26—29.

28. Ibid., old. 28.

29. Koran J. Prehledne dejiny teskoslovenskeho hornietvi. Praha, 1955, s. 95—97.

30. CNH, old. 26.

31. Ibid., old. 27.

32. Soetbeer A. Edelmetallproduktion und Wertverhaltnis zwischen Gold und Silber seit der Entdeckung Amerikas bis zur Gegenwart. Erganzungsheft Nr. 57 zu Peter- mann’s Mitteilungen. Gotha, 1879, S. 42—47; Ми хале некий Ф. И. Очерки…, с. 131 — 132.

33. Lopez R. S. Op. cit., К. Чиполла дает для Флоренции 1252 г. иное соотношение золота и серебра, а именно как 1 : 10,7.— См. Cippola С. М. Studi di storia della moneta. Pavia, 1948, vol. I, p. 129—130. Недавно P. Керсновский обобщил данные о соотношении стоимости двух драгоценных металлов по ряду стран, которые, как кажется, также свидетельствуют не в пользу гипотезы Р. С. Лопеца.— Kiersnowski R. Zloto па rynku polskim w XII—XIV w.— WN, r. 16, 1972, z. 3, s. 151 tab. VII. В таблице, составленной польским ученым, он, однако, отрицает некоторые данные, опубликованные в работах, на которые ссылается. Так, например, в Германии в 1260 г. соотношение было 1 :8, в 1575 г. 1 : 9.— Luschin A. Das Wertverhiiltnis zwischen den Edelrnetallen in Deutschland wahrend des Mittelalters.— In: Congres international de numismatique a Bruxelles. Bruxelles, 1891, p. 447—449.

34. Nagi A. Die Goldwahrung und die handelsmapige Geldrechnung im Mittelalter.— NZ, 1894, Bd. 26, S. 77.

35. Ibid., S. 160—162.

36. Oman Ch. Op. cit., p. 152; Seaby P. Op. cit., p. 32.

37. Elsas M. J. Umrip einer Geschichte der Preise und Lohne in Deutschland. Leiden, 1936, Bd. 1, S. 131.

38. Schwinkowski W. Op. cit —TAN, 1910, Bd. 28, S. 317—350; Jungk H. Die Bre- mischen Miinzen. Bremen, 1875, S. 71—73, 199, 205, 261; Suhle A. Op. cit., S. 160— 161.

39. Gumowski M. Moneta zlota w Polsce sredniowieeznej. Krakow, 1912. s. 86, 99. 102—103.

40. Schou H. H. Beskrivelse af danske og norske monter. Kobenhavn, 1926, s. 13— 14; Galster G. Danmarks monter.— In: Nordisk kultur, del XXIX. Stockholm, 1936, s. 164—167.

41. Person E. Den dldsta svenska guldmyntningen.— NNA, 1937, s. 97—100.

42. Потин В. M. Венгерский золотой Ивана Ill. .., с. 282—293.

43. Kulischer J, Allgemeine Wirtschaftsgeschichte des Mittelalters und der Neuzeit. Miinchen — Berlin, 1928, Bd. 1, S. 316—318.

44. Ф. Энгельс — письмо К. Шмидту, 27 октября 1890.— В кн.: Маркс К, Э н — г ель с Ф. Письма о «Капитале», М., 1968, с. 500.

45. Lamprecht К. Deutsches Wirtschaftsleben im Mittelalter. Leipzig, 1886, Bd. 26, S. 441—445; Gumowski M. Op. cit., s. 17.

46. Jacobsen A., Morkholm O. Danske guldmontfund fra middelalderen. Saertryck af Aarboger for nordisk oldkyndighed og historic. Kobenhavn, 1966, s. 94.

47. Таблица составлена на основании данных, опубликованных в следующих работах: Gumowski М. Op. cit.; Jacobsen A., Morkholm О. Op. cit.; Berghaus P. Op. cit.; No- hejlova-Pratova E. Dukaten (florentiner) und Goldgulden in den mittelalterlichen Miinzfunden Bohmens.— In: DN. Walter Havernick zum 23. Januar 1965 dargebracht. Hamburg, 1965, S. 233—241; Потин В. M. Корабельники. .., с. 106. Nagi A. Der Кгет- ser Guldenfund.— In: Monatsblatt der Numismatischen Gesellschaft in Wien. 1900, Bd. 5, S. 91—92.

48. Thompson J. D. A. Inventory of British Coin Hoards A. D. 600—1500. Oxford, 1956, No 22, 57, 67, 121, 151, 159, 257, 258, 259, 375 (p. 7, 19—20, 22, 46—47, 57, 59, 100, 146). Здесь и далее не учитываются случайные единичные находки.

49. Nalezy minci v Cechach, na Morave a ve Slezsku. Dil 2. Praha, 1956, c. 1970, 2002, 2033, 2066, 2071, 2076, 2079, 4211 (s. 123, 127, 132, 137, 139—140); Nohejlova- Pratova E. Dukaten. .., S. 234—235; Sejbal J. Uherske zlate mince z ndlezu v Brne I, Koblizne ul. c. 7.— «Casopis Moravskehomusea», Brno, 1955, sv. 40, s. 133.

50. Hlinka J., Krasovska L., Novak J. Nalezy stredovekych a novovekych minci na Slovensku. Bratislava, 1968, s. 68, 69, c. 102, 104, 106.

51. Havernick V., Mertens E., Suhle A. Die mittelalterlichen Miinzfunde in Thiiringen. Jena, 1955, Nr. 148, S. 87.

52. Jacobsen A., Morkholm O. Op. cit., s. 7578; Rasmussen N. L. Florin. KHL, 1959, bd. 4, s. 430—433; Berghaus P. Op. cit., S. 597.

53. Lagus W. Numismatiska anteckningar. T. 2. Funna i finsk jord. Helsingfors, 1900, NT. 42, 59, 97, 202, 280, 356, 470, 479 (s. 64, 74, 98, 147, 170, 189, 221, 223).

54. “Numismatic Circular”, London, Nov.— Dec., 1914, p. 682; Потин B.M. Корабельники. .., c. 106.

55. Potin V. M. Znaleziska monet na obszarze Polski wedlug danych archiwow Leningradskich. Cz. 2.—WN, r. 15, 1971, z. 4 (58), nr. 10, s. 206 (в этом же кладе находился голландский дукат 1753 г., случайно приметанный к находке); ibid., cz. 1.— WN, г. И, 1967, zeszyt dodatkowy, nr. 113, s. 57.

56. Gumowski M. Op. cit., s. 30.

57. Potin V. M. Znaleziska…, cz. 1, nr. 40, 41, 48, 58, 108, 109, 119, 120, 126, 149 (s. 29—30, 32, 35, 55—56, 59—60, 62, 72—73); cz. 2, nr. 17, 36, 43, 75, 81 (s. 209, 216—217, 219—220, 234—235).

58. Шодуар С. Обозрение русских денег и иностранных монет…, с. 59—69.

59. Михалевский Ф. И. Очерки. .., с. 217244.

60. Спасский И. Г. «Золотые» воинские награды…, с. 94—95; Спасский И. Г. Русская монетная система. Изд. 4-е, Л., 1970, с. 108—109.

61. Хорошкевич А. Л. Торговля Великого Новгорода.. ., с. 300.

62. См., например, Attman A. Den ryska marknaden…

63. Hildebrand H. Das Rigische Schuldbuch (1286—1352). St. Petersburg, 1872, S. 119, Nr. 1904—1906, «aureos denarios» — S. 79, Nr. 1200, «aureos parvos» — S. 118, Nr. 1899, 1900.

64. Lafaurie J. Op. cit., p. 28; Jesse W. Op. cit., Nr. 157, S. 60; Kiersnowski R. Op. cit., s. 124.

65. Gumowski M. Op. cit., s. 17.

66. LUB, 1855, Bd. 2, NT. 750, S. 3738. Под «дублоном» здесь надо понимать, вероятно, двойной флорин. Ср. Jesse W. Op. cit., Nr. 260, S. 125 (1340 г.).

67. Ibid., Nr. 898, S. 91—92.

68. Ibid., Nr. 1017, S. 124. Под «гульденами» здесь могли подразумеваться не только флорины, но и различного рода подражания им. Золотые экю начали чеканиться во Франции в 1337 г.

69. Alex S. Die Auszahlung des Kaufschillings filr das Herzogthum Estland in den Jahren 1346 u. 1347.— ZfN, 1890, Bd. 17, S. 97.

70. Bulmerincq A. von. Kammerei-Register der Stadt Riga 1348—1361 und 1405— 1474. Leipzig, 1909, Bd. 1, S. 68, 70—71.

71. Stieda W. Revaler Zollbiicher und Quittungen des 14. Jahrhunderts. Halle a. S„ 1887, S. LVI1I, 37, Nr. 720; S. 66, Nr. 2007.

72. HUB. 1905, Bd. 6, Nr. 269, S. 148.

73. HR, Abt. 1, Bd. 3, Nr. 380, § 11, S. 386; Хорошкевич А. Л. Торговля Великого

Новгорода…. с. 285.

74. HR, Abt. 1, Bd. 3, Nr. 380, § 15, S. 387.

75. HR, Bd. 5, Nr. 82, S. 58; Goetz L. K. Deutsch-russische Handelsgeschichte desMittelalters. Liibeck, 1922, S. 382; Хорошкевич А. Л. Торговля Великого Новгорода. .., с. 281—286.

76. Xорошкевич А. Л. Торговля Великого Новгорода. . ., с. 280, 286,

77. Троицкая летопись. Реконструкция текста М. Д. Приселкова. М.Л., 1950, с. 427—428; ПСРЛ, т. 20, ч. I, с. 205.

78. Хорошкевич А. Л. Торговля Великого Новгорода…, с. 305.

79. Brunner О. Op. cit., S. 90.

80. Bloch М. Op. cit., N° 19, р. 5.

81. Nohejlova-Pratova Е. Dukaten. .., S. 233.

82. Drouin M. E. Notice sur les monnaies mongoles.— JA. Ser. 9, 1896, vol. 7, р. 516.

83. ПСРЛ, t. 3, c. 121 —122. См. также: Потин В. AV Венгерский золотой Ивана III…, с. 290—291. И. Бауер считал, что термин «золотой» с XVI в. применялся к любой золотой монете. См. B(aure). Zolotoj — In: Schrotter F. Worterbuch, S. 760. Иа самом деле это было название монет тина флорина (дуката), которое могло при соответствующем пояснительном слове применяться и к другим золотым монетам.

84. Акты социально-экономической истории Северо-Восточной Руси. М., 1964, т. 3, № 127, с. 159, № 142, с. 66. См. также: Потин В. М. Венгерский золотой Ивана III…, с. 291. В западноевропейских странах XV—XVII вв. золотые монеты иногда чеканились штемпелями серебряных монет. В таком случае вес золотой монеты значительно превышал вес однотипной серебряной. В России золотая и серебряная денги, чеканенные одним штемпелем, изготовлялись обычно по одной весовой норме. Можно привести вес золотых денег и копеек, хранящихся в собрании Эрмитажа: Иван IV, денга — 0,34, 0,30, 0,27; Борис Годунов, денга — 0,32; Василий Шуйский, копейка — 0,63, 0,68, 0,65, 0,67, 0,61, 0,67, 0,69, 0,69, 0,67, 0,66, 0,69, денга — 0,35, 0,34, 0,34, 0,33, 0,35, 0,34, 0,34; Михаил Федорович, копейка — 0,62, 0,65, 0,68, денга — 0,33, 0,33, 0,34, 0,31, 0,34, 0,33, 0,30, 0,31; Алексей Михайлович, копейка — 0,36, 0,44, 0,44, 0,47, 0,44, 0,34, денга — 0,31, 0,20; Иоанн Алексеевич, копейка — 0,38, 0,38, 0,35 (Эрмитаж, книга А-3, 64/Д, № 23—25, 31, 37—56, 73—83, 127—135, 172—174). В царствование Михаила Федоровича золотые копейки и денги чеканились, как уже отмечал И. Г. Спасский, по старым весовым нормам. См.: Спасский И. Г. «Золотые» — воинские награды…, с. 116.

85. Nagi A. Ober eine Mailander Goldmiinze nach dem Ту pus des Venetianer Duka- tens.— NZ, 1891, Bd. 23, S. 182—184.

86. Ibid., S. 184.

87. ПДС, Спб., 1831, т. 1, c. 20. См. также: ПСРЛ, т. 25, с. 305—307, 322—323.

88. Joseph Р. Historisch-kritische Beschreibung des Bretzenheimer G old gulden/undes (Vergraben urn 1390): nebst einem Verzeichnis der bisher bekannten Goldgulden von Florentiner Geprage. Mainz, 1883; Yves H. E., Grierson Ph. Op. cit., p. 2.

89. Gumowski M. Op. cit., s. 45.

90. Потин В. M. Корабельники на Руси…, с. 101 —107.

91. Потин В. М. Венгерский золотой Ивана III…, с. 282—293.

92. CNH, S. 25, 94—95, Nr. I, Taf XXII, Nr. 1. Имеется иной тип флорина Карла Роберта, но он известен лишь по изображению в рукописи Венской библиотеки.— Ibid., S. 94; См. также Berghaus Р. Der mittelalterliche Goldschatzfund aus Limburg/ Lahn. Nassauische Annalen.— «Jahrbuch des Vereins fur Nassauische Altertumskunde und Geschichtsforschung». Wiesbaden, 1961, Bd. 1961, S. 38, 46; Berghaus P. Umlauf…, p. 600.

93. Horak J. Kremnicka mincovna. Banska Bystrica, 1965, s. 105.,

94. CNH, S. 25, 98—99, Nr. 62—66. Taf. XXV, Nr. 62—66.

95. Ibid., S. 25, 34.

96. Horak J. Op. cit., s. 108.

97. Homan B. Magyar penztortenet 1000—1325. Budapest, 1916, old. 406—409; Horak J. Op. cit., s. 54, 107—108.

98. Nalezy minci…, s. 127, c. 2002; Sejbal J. Op. cit.-, Nohejiova-Pratova E. Duka- ten. .., S. 235.

99. Nalezy minci…, s. 138, c. 2069.

100. Sejbal J. Op. cit., s. 138—139; Nohejiova-Pratova E. Dukaten…, S. 236; Hlinka J. Uhorsky dukat na Morave v 14. a 15. storoci.— In: Sbornik 1. nutnismatickeho symposia 1964, Brno. Brno, 1966, s. 136—138.

101. Posvar J. Vyznam uherskych dukatu v hospodarskem zivote Brna v 15. stoleti.— NL, r. 12, 1957, c. 4, s. 100—111.

102. Nohejiova-Pratova E. Dukaten. .., S. 237.

103. Ibid., S. 236.

104. Hlinka J. Op. cit., s. 136.

105. Ibid., c. 102, 104, 106, 108, 111, 116, 119, 125, 126, 127, 132, 139, 146, 153, 165, 166, 170.

106. Ibid., c. Ill, 116, 139. В этих трех кладах находилось не менее 400 венгерских дукатов.

107. Gumowski М. Op. cit., s. 50—51.

108. Ibid., s. 52—53.

109. Ibid., s. 55.

110. О Кошицком кладе см.: Nalezy minci…, s. 70, c. Ill; Nohejiova-Pratova E. Kosicky poklad. Praha, 1948.

111. Vossberg F. A. Geschichte der Preupischen Miinzen und Siegel. Berlin, 1843, S. 75. Здесь же Ф. А. Фоссберг приводит данные об использовании в Пруссии в конце XIV в. и рейнских золотых.

112. Gumowski М. Op. cit., s. 58, 61.

113. РИБ, т. 27, стб. 213—215, 221, 226, 431.

114. Documente privind istoria Rominiei. Veacul XIV, XV. Bucure^ti, 1954, vol. 1: 1384—1475, N. 49, p. 42-43; N. 344, p. 386—387; N. 381, p. 316—317; N. 414, р. 343—344.

115. Steinhilber D. Zum mittelalterlichen Goldgeld in Bayern.— DN, S. 243, 244—248.

116. Cm. Jesse W. Der Wendische Miinzverein. Liibeck, 1928. В этой, тщательно составленной, работе автор ничего не говорит о венгерском дукате. Сводные таблицы (S. 214—219) содержат только данные о рейнских, любекских, нидерландских гульденах, а также об английских и фламандских ноблях.

117. Rasmusson N; L. Ducat, Florin, Gulden.— KHL, 1958, bd. 3, s. 362—366; 1959, bd. 4, s. 430—433; 1960, bd. 5, s. 607—610.

118. Jacobsen A., Morkholm O. Op. cit., s. 75—94.

119. Galster G. Op. cit., s. 164—167, 172, 191.

120. Bulmerincq A. von. Op. cit., Bd, 1, S. 104, 112, 114, 117, 128, 135, 141, 179, 180, 191, 212, 233, 240, 255, 270, 311; Bd. 2, S. 7.

121. LUB, Abt. 2, Bd. 1, Nr. 82.

122. Ibid., Bd. 3, Nr. 818, 819, 828, 833.

123. Attmann A. Op. cit., S. 67.

124. Schrotter F. Das Miinzwesen des Deutschen Reichs von 1500 bis 1566. Sonder- druck aus «Jahrbuch ftir Gesetzgebung». Miinchen — Leipzig, 1921 —1922, Bd. 35—36, S. 134.

125. Pasqui U. Monete d’oro e d’argento correnti in Firenze nel secolo XV.— RIN, 1917, vol. 30, p. 77, 80.

126. A3P, Спб., 1846, т. 1, № 74, c. 95.

127. СРИО, t. 35, № 7, c. 24, 31.

128. ПДС, t. 1, стб. 26.

129. NR, Abt. 3, Bd. 3, Nr. 433; Казакова H. А. Из истории торговой политики Рхсского централизованного государства XV в.— Исторические записки. М., 1954, т. 46, с. 286.

130. Forstreuter К. Preuflen und Rufiland. Gottingen, 1955, Beilage, S. 235—237; II о — т и и В. M. Малоизвестный иностранный источник о монетах, ценах и мерах в России начала XVII в.— В кн.: Прошлое нашей Родины в памятниках нумизматики. Л., 1977, с. 206—208.

131. RMAV, р. 133.

132. Герберштейн, с. 301, 302.

133. Там же, с. 89.

134. НС, М„ 1915, т. 3, с. 291.

135. Греков Б. Д. Монастырское хозяйство XVI—XVII веков. Л., 1924, с. 91—92.

136. ЗОРСА, СПб., 1851, т. 1, разд. III, с. 49, 81.

137. RMAV, р. 154—206.

138. Бантыш — Каменский Н. Н. Обзор внешних сношений России, ч. 3, с. 100.

139. ЗОРСА, Спб., 1851, т. 1, разд. III, с. 117.

140. ПДС, т. 1, стб. 873.

141. ДАИ, Спб., 1846, т. 1, ср. 231; СГТГ, ч. 2, № 61, с. 124.

142. ДАИ, Спб., 1846, т. 1, с. 196.

143. Греков Б. Д. Монастырское хозяйство…, с. 99.

144. ПДС, т. 2, стб. 306—307.

145. Аделунг Ф. Критико-литературное обозрение путешественников по России до 1700 года и их сочинений.— ЧОИДР, 1863, кн. 3, с. 4—5.

146. [Krug] Zur Miinzkunde Ruplands. St. Petersburg, 1805, S. 163—164.

147. РИБ, M„ 1912, t. 28, стб. 757.

148. Пермская старина, т. 6, с. 139—140.

149. РИБ, Спб., 1884, т. 11, с. 80.

150. ПДС, т. 2, стб. 1377—1378.

151. АИ, т. 3, с. 398—399.

152. ДАИ, т. 2, № 28, с. 105—106.

153. Курц Б. Г. Состояние России в 1650—1655 годах по донесениям Родеса. М, 1914, с. 214—216, примечания.

154. Там же, с. 43—44.

155. ПДС, т. 10, стб. 641.

156. ЧОИДР, 1905, ч. 3, разд. II, с. 108—109.

157. См.: Пот ин В. М. Венгерский золотой Ивана III...

158. Gumowski M. Op. cit., s. 30. Исключение составляют Яворский клад 1726 г. (Силезия) и клад из Пиенец Лодзинского воеводства, где, кроме 388 серебряных монет, было 4 венгерских дуката.— WN, г. 2, 1958, z. 4, s. 20.

159. См.: Рябцевич В. Н. К вопросу о денежном обращении западнорусских земель в XIV—XV вв.— НиС, Киев, 1965, т. 2, с. 121 —134.

160. ОАК за 1890, с. 124, 144—145; Сиверс А. А. Топография кладов с пражскими грошами. Пг., 1922, с. 24, № 74.

161. Сиверс А. А. Топография кладов…, с. 24, № 75. Надо полагать, что медные польские монеты были червонорусскими денариями, чеканенными во второй половине XIV в. См.: Котляр М. Ф. Галицька Русь у другий половинi XIV — першiй чвертi XV ст. Киiв, 1968, с. 45—71, а также, например, см., с. 135, № 39.

162. Котляр М. Ф. Грошовий обiг на теритоii Украiни доби феодализму. Киiв, 1971, с. 99, 106 (примечание 28); с. 125 (клады № 453, 497, 545, 568, 686, 1078, 11030).

163. HUB. 1899, Bd. 5. Nr. 738, S. 387; 1905, Bd. 6, Nr. 269, S. 148—149; HR, Abt. 2, Bd. 1, Nr. 289. § 4, 20. S. 186—187; СРИО, t. 35. № 2, c. 16, № 3. c. 33; № 4, c. 39.

164. HUB, Bd. 5, Nr. 738, S. 387; Nr. 882, S. 462; Bd. 6, Nr. 269, S. 148—149; LUB, Bd. 4, Nr. 1620, S. 433; Nr. 1796, S. 663—666.

165. HUB, Bd. 5, Nr. 738, S. 387.

166. HUB, Bd. 5. Nr. 738, S. 387; Nr. 833, S. 463; Bd. 6, Nr. 269, S. 148—149; TIDC. t. 10. c. 22.

167. СРИО, t. 38, c. 217.

168. Барберини P. Донесения о Московии.— Сын отечества, 1842, с. 6—7.

169. СРИО, т. 38, с. 217; СГГД, ч. 2, № 120, с. 257.

170. НДС, т. 10, с. 335; Торговая книга,—ЗОРСА, Спб., 1851, т. 1, ч. 3, с. 117;ЧОИДР, 1863, кн. 2, с. 197.

171. Курц Б. Г. Сочинение Кильбургсра о русской торговле в царствование Алексея Михайловича. Киев. 1915, с. 159.

172. Сопоставительный материал заимствован нами из следующих работ: Soetbeer А. Op. cit.-, Geiger R. Zur osterreichischen Miinzpolitik 1524—1790.— NZ, 1933, N. F., Bd. 26, S. 97; Gumowski M. Podrpcznik nurnizmatyki polskiej. Krakow, 1914, s. 287—293; Sadowski Z. Pienigdz a poezatki upadku Rzeczy pospolitej w XV11 wieku. Warszawa, 1964, s. 50. tab. 4.

173. Исключение составляет соотношение конца XV — начала XVI в., которое, вероятно, требует уточнения или вызвано особыми причинами.

174. Спасский И. Г. «Золотые» — воинские награды.. ., с. 53.

175. Герберштейн, с. 22; Московская деловая и бытовая письменность XVII века. М„ 1968, с. 213, № 7.

176. Герберштейн, с. 89—90.

177. Hakluyt’s Collection of the Early Voyages, Travels and Discoveries of the English Nation. London, 1809, vol. 1, p. 285.

178. Курц Б. Г. Сочинение Кильбургсра…, с. 127, 132, 136, 140. Наибольшее количество дукатов было ввезено через Архангельск за это трехлетие в 1671 г.—27 839 экземпляров.

179. Данные по Голландии не всегда обладают абсолютной точностью, в них имеются пробелы, а иногда некоторые из цифр нс могли быть использованы, так как не подходили по времени к избранным нами периодам. Следовательно, фактическая чеканка на монетных дворах Голландии была несколько выше, чем это показано нами. По Верхней Саксонии учитывалась чеканка дукатов и рейнских гульденов.

180. Водарский Я. Е. Население России за 400 лет (XVI — начало XX вв.). М, 1973, с. 27.

181. Бааш Э. История экономического развития Голландии в XVI—XVIII веках. М., 1949, с. 48.

Потин В.М. Русская нумизматика XI-XX веков. Материалы и исследования. Ленинград, 1979 г.

Полтина с клеймами

ЦИКЦ провел экспертизу платежных слитков "Полтина с клеймами" конца 14 - начала 15 в. Полтины и целые слитки-гривны явля...

Читать >> 31 мая 2021

Экспертиза сребреников

ЦИКЦ провел экспертизу русских средневековых монет: Сребреник Киевского князя Владимира Святославича (978−1015), тип I,...

Читать >> 20 мая 2021

Рекомендуем

Русский Русский English English