Центр исследований культурных ценностей

Монета Иоанна

Не думала русская императрица Елизавета, что ряд ее указов, которыми она искореняла сравнительно рядовую монету, сделает эту монету нумизматической редкостью.

Впрочем, по порядку.

После смерти Анны Иоановны в 1740 году на русский престол был возведен трехмесячный младенец под именем Иоанн III.             

Поскольку Иван Антонович особой политической активности в этом вопросе проявить  не мог, регентом империи был назначен Бирон, а затем в результате дворцового заговора мать Иоанна Антоновича  Анна Леопольдовна.

Пока бушевали дворцовые страсти, о монетах с именем грудного самодержца речи не было, но вот улеглись волнения и в конце 1740 года сенату были представлены несколько пробных монет с вензелем императора Иоанна. Можно было понять растерянность чиновников из монетного передела.

По традиции, на крупных серебряных монетах были изображения самодержцев, но как передать портретные особенности  Высочайшего, если атрибутами его  власти являлись не скипетр и корона, а соска и горшок.  Вот и было сделано несколько монет не с портретом, а вензелем Иоанна. Но сенат не позволил выпустить их в обращение.  30/1  1741 года было дано предписание чеканить серебряные монеты с портретом Иоанна, указывая на гурте место чеканки — Московский монетный  двор или Петербургский.

Начались энергичные поиски художников, в результате чего на серебряных монетах появилось изображение одутловатого молодого человека с лавровым венком на голове. Прояви резчик больше предусмотрительности, он бы заменил венок из лавра миртовым. Но…в начале 1741 года на  Петербургском монетном дворе началась чеканка 6 тысяч рублевиков. Они чеканились на ранее заготовленных кружках еще в царствование Анны Иоановны, поэтому на этой партии рублей гурт был с орнаментальной насечкой, а не с указанием Петербургского монетного двора, как чеканилось основное количество рублей Иоанна.  

На Московском монетном дворе события разворачивались несколько печальнее. В марте 1741 года один из временщиков Миних пожелал лично ознакомиться с будущей продукцией Московского монетного двора. Один из двух присланных пробных рублевиков Миних, к большому смущению чиновников,  изволил положить в свой карман.

 

… Здесь мы на минуту прервемся и скажем, что Миниха можно извинить за злоупотребление служебным положением, учитывая, что его соперник А. И. Остерман имел в своем мюнцкабинете около 2000 монет. Так мог ли устоять Миних перед соблазном заполучить монету, которой у Остермана не могло быть?

После этого неожиданного события Миних сообщил, что ему рублевики крайне не понравились: на монете император Иоанн выглядит очень пожилым, грудь у него невысока, орден, которым царствующие особы награждаются с колыбели, на платье не надет и, наконец, на рублевике нет букв М. М. Д., из которых можно было бы судить, что монета чеканена на Московском монетном дворе.

Зачем нужно выбивать буквы монетного двора на легенде, если ссылка на место чеканки есть уже на гурте, не совсем ясно, но коль временщику захотелось стать обладателем единственной монеты, он мог придраться к чему угодно.

Так на Московском монетном дворе Иоанн стал моложе, и с грудью колесом, и с орденом на шее. К выдуманному портрету настолько привыкли, что, когда князю Мышецкому, работавшему над книгой «Сила Российской империи», понадобилось изображение Ио­анна III, ему для образца выдали такой рублевик.

25 ноября 1741 года произошел очередной дворцо­вый переворот, и императрицей стала Елизавета Петровна. Первым делом она отправила Иоанна III с родными в ссылку, а затем его родных выслала за границу. Что же касается бывшего государя, который к тому времени вряд ли научился ходить, то его ждала печальная участь русской «железной маски» — пожизненное заточение в тюрьму.

Правда, в своем новогоднем именном на 1742 год Указе Елизавета Петровна сообщила, что также выслала Иоанна ПI за границу, но кто бы мог упрекнуть во лжи Ее Величество? Все это сделано в рассуждении самых высоких помыслов и государственной необходимости. Далее от общих фраз о принце Иоанне Елизавета Петровна перешла к делу.

В этом же указе строго-настрого предписывалось «всем Нашим верноподданным» незамедлительно обменять имеющуюся у них серебряную монету с изображением принца Иоанна на монеты нового изделия до 1 января 1743 года, а после указанного срока монету с портретом Иоанна запрещалось принимать к оплате.

При всем своем невежестве Елизавета Петровна понимала агитационный характер изображения свергнутого императора на монетах. До тех пор, пока руки купцов, солдат, крестьян, дворян будут перебирать монеты с портретом Иоанна, который на них изображен самодержцем всея Руси, в чьи-то дерзкие головы будут приходить мысли не только о незаконности ее царствования, но  — о ужас – и о непрочности ­ мест, занимаемых священными императорскими особами.

Народу, в сущности, было все равно, чье изображение будет на монетах —  Иоанна или Елизаветы, поэтому обмен старых монет на новые шел полным ходом, но вот уже с 1 января 1743 года за рублевики с изображением Иоанна платилось немногим более 90 копеек по весу серебра, за полтину – 45 копеек и т.д. Это уже народу понравиться не могло: терпеть убытки из-за того, что на монете будет дамская голова вместо мужской?  Не подходит! И серебряные монеты Иоанна начали оседать у населения.

В декабре 1744 года Елизавета издала весьма сердитый указ. В нем говорилось, что в народе осталось 249 тысяч монет с изображением Иоанна. И с целью дальнейшего вымена этих монет их приемка монетными дворами продлялась еще на полгода, «а после того у тех, кто с портретом Иоанна монеты явятся, оные все взяты будут на Ее Императорское Величество безденежно, и сверх того с теми людьми будет, яко с преступники указов, без всякого милосердия».

Кому же хочется, чтобы с ним «без всякого милосердия». Вот и  подсчитывают нумизматы количество упрямых граждан, которые не хотели терять на рубле 10 копеек и сберегли монеты для истории. 

В 1740 году на С.-Петербургском монетном дворе был отчеканен пробный рубль Иоанна Антоновича с  вензелем двух видов гурта: с насечкой и указанием монетного двора. По каталогу Петрова они оценивались на начало XX века в 100 рублей. В 1741 году на С.-Петербургском  и Московском монетных дворах чеканились монеты достоинством в один рубль, полтину и гривенник. Полуполтинники в очень ограниченном количестве чеканились в Петербурге. Указанные монеты хоть и в меньшей степени, но тоже редки.

Всего же за время царствования Иоанна Антоновича сумма монет серебряной чеканки составляла 1 111 387 рублей. Поистине понадобился титанический труд, чтобы монеты, выпускавшиеся в таком количестве, сделать редкими.

Что же касается Иоанна Антоновича, то его судьба была действительно печальна. В царствование Екатерины II в 1764 году незадачливый честолюбец подпо­ручик Мирович попытался освободить двадцатичетырехлетнего Иоанна Антоновича из Шлиссельбургской крепости с тем, чтобы вернуть ему престол, а самому стать одним из его приближенных. Но авантюра не удалась.

Иоанн Антонович был убит стражей, действовавшей в соответствии с предписанием, и заговор был задушен в самом начале.

Так маленькие редкие кружочки с изображением опального юноши рассказывают о жестоких нравах, царивших в дворцовых кругах, где все человеческие, родственные чувства оборачивались звериной ненавистью, когда речь шла о власти, о троне.

С. М.Гинзбург

Сборник «Мир коллекционера», Казахстан, Алма-Ата,  1967 год

Лекция «МЕДНЫЕ МОНЕТЫ ЕКАТЕРИНЫ I, ПЕТРА II, АННЫ, ИОАННА III”

Центр исследований культурных ценностей продолжает цикл лекций, посвященный медным монетам. Следующая лекция о медных мо...

Читать >> 10 октября 2019

Августейший нумизмат

2 и 3 октября 2019г. Международный нумизматический клуб в «AZIMUT OTEЛЬ Смоленская» проводит конференцию «Нумизматика в ...

Читать >> 3 октября 2019

Рекомендуем