Центр исследований культурных ценностей

Планы использования серебра Нерчинского месторождения для русского денежного дела в конце XVII в.

История освоения Нерчинского месторождения подробно прослежены в работах историков (Кашик О.И. Основание первого в России сереброплавильного завода // Ученые записки кафедры истории СССР и кафедры всеобщей истории Иркутского государственного педагогического института. Иркутск, 1955. Вып. XI. С. 53−91; Изгачев В.Г. Строительство первого Аргунского сереброплавильного завода в XVII в. // Ученые записки Читинского педагогического института. Общественные и гуманитарные науки. Чита, 1963. Вып. IX. С. 66−80; Курлаев Е.А., Манькова И.Л. Освоение рудных месторождений Урала и Сибири в XVII веке. Уистоков российской промышленной политики. М., 2005. С. 253−290).

Об известных монголам старых рудниках на притоке р. Аргунь р. Серебрянке тобольские воеводы сообщили в Москву осенью 1677 г. В Сибирский поступили сведения о первых опытных плавках в Нерчинске и образцы руды. Но только в 1680 г. мастера Золотой палаты иноземцы Т. и Е. Левкины, и Х. Дробыш провели опытные плавки и получили из 2,5 пудов руды свинец и 12 золотников серебра (т. е. около 0,1 %). Возможность снизить зависимосить от импорта серебра и вести разработку собственного месторождения вызвала большой интерес у правительства царя Федора Алексеевича. В Нерчинск вместо приказчиков стали назначать воевод, которым надлежало продолжать поиск руд. Но обострение отношений с Китаем и опасения набегов монголов задержало дальнейшую работу. Лишь в 1684 г. воевода И. Власов организовал новую экспедицию, доставившую 60 пудов руды, и провел новые опытные плавки. Но местные мастера выплавили лишь свинец и не сумели получить серебро. В Москву были отправлены 11 фунтов свинца и 25 пудов руды. Однако разработка месторождения опять остановилась. В 1685 г. Китай начал военные действия в Приамурье. Были осаждены Албазин, Селенгинск, Удинск. В конце 1685 г. в Сибирь был направлен стольник Ф.А. Головин с войском для противодействия манчжурам и переговоров по разграничению земель. Находившийся в его войске рудознатец Л. Нейдгарт провел в Нерчинске новую плавку 5 пудов руды, давшую 1 пуд 10 фунтов свинца, из которого удалось получить13,5 золотника серебра.

В августе 1689 г. в нерчинске был заключен мирный договор с Китаем о границах и условиях торговли. Хотя Русское государство было вынуждено отступить от Амура, но территорию Забайкалья с серебряными рудниками удалось отстоять.

Вместе с тем, в Москве еще осенью 1687 г. по инициативе торгового человека Я. Галкина были проведены новые опыты с нерчинской рудой. Плавка 0,5 пуда руды дала 4 фунта свинца, из которого было выделено 2 золотника серебра. Я. Галкин составил «записку» о рентабельности разработки месторождения. Поскольку серебро в первую очередь было необходимо для денежного дела, то была рассчитана прибыль от переработки 100 пудов денежного серебряного сплава, содержащего ⅛ часть меди. При цене доли серебра 16 655 руб. и доли меди 63,12 руб. общая стоимость металла получалась 1728,12 руб. При этом денег «из дела» должно было получиться 39 965,5 руб. Из этого было вычтено на оплату денежных мастеров было 599, 4 руб. и что «всего в деле встанет» 10 662, 63 руб. Ожидаемая чистая прибыль должна была составить 29 302,56 руб.

В начале 1688 г. правительство царевны Софьи Алексеевны от имени царей Ивана и Петра Алексеевичей направило Ф.А. Головину указ о «сыску и береженьи серебряной руды» и строительстве завода. Нерчинский воевода И. Власов сумел доставить еще 40 пудов руды к уже имеющимся 35 пудам. Л. Нейдгарт выплавил из 75 пудов руды 18 пудов 30 фунтов (более 307 кг) свинца, из которого выделил 14 золотников (около 879 г) чистого серебра. Весной 1689 г. в Нерчинск прибыл Я. Галкин с московскими мастерами. Для плавки серебра были сделаны горны и печи, но из-за нехватки людей не удалось организовать стабильную доставку руды. Всего в 1689−1690 гг. в Нерчинске было переработано лишь 128 пудов руды.В 1691 г. Я. Галкин был отозван в Москву.

В апреле 1695 г. царь Петр Алексеевич затребовал все сведения о серебряном месторождении и наличии в Москве образцов руды и металла. Ему был доставлен слиток серебра весом 30,5 золотников и 10 пудов 4,5 фунтов руды. Вскоре 10 фунтов руды были посланы с иноземцем В. Фангевером в Амстердам «для подлинного опыту» и еще 10 фунтов в германию с гамбургским купцом М. Поппе, являвшегося был активным поставщиком в Россию европейских серебряных талеров, которые ввиду отсутствия собственной добычи серебра оставались важной статьей импорта. Ответ из Амстердама поступил уже в августе 1695 г. По оценке специалистов из 100 фунтов даурской руды должно было получиться 3 лота (около 38 г) серебра.

Для Русского государства открывалась реальная возможность использовать для монетного производства собственное сырье. Возможно, именно с этими надеждами связано появление интересного типа копеек, где на лицевой стороне под изображением всадника с копьем вместо буквы М, традиционного обозначения Московского денежного двора, указано название страны: «РОW/СIЯ». На оборотных сторонах таких копеек помещена надпись в несколько строк с именем одного из братьев-соправителей Ивана или Петра Алексеевичей с кратким титулом, оканчивающимся словами «ВСЕЯ РОWСIИ» (Рис. 1). Поэтому никакой необходимости в дублировании на аверсе названия страны не было. Не исключено, что это была своеобразная декларация окончания зависимости страны от импорта серебра, указание на происхождение металла, пусть даже в ничтожном количестве попавшего в переплавку с европейским серебром. Монеты с такой лицевой стороной могут быть достаточно точно датированы 1695−1696 гг., поскольку они стали последними монетами с именем Ивана Алексеевича (умер 29 января 1696 г.), а оборотные стороны копеек с именем Петра сочетаются с первым датированным лицевым штемпелем с буквами «СД г» ((7)204 г = 1695/1696 г) под всадником.

Организация сереброплавильного завода в Нерчинске была поручена Сибирскому приказу. В 1700 г. добычу и плавку руды возобновили греческие мастера А. Левандин и С. Мануйлов, а с 1704 г. на заводе уже регулярно выплавляли серебро и свинец. При этом Сибирский приказ определил допустимую сумму расходов на выплавку 1 фунта серебра в 10 руб. также исходя из практики денежного дела того времени. По царскому указу от 28 августа 1698 г. было велено чеканить монеты «против прежнего из золотника с прибавкою» (РГАДА, Ф. 210, 1698 г., Д. 243) и вместо 3 алтынов 3 денег (10, 5 коп) из золотника стали делать новых монет на 5 алтынов (15 коп.). Нормативный вес копейки был понижен с 0,406 г до 0,284 г. Монеты прежних выпусков стали выгодным сырьем для передела в новые легковесные копейки и с 1701 г. была организована их масштабная скупка «с наддачею по гривне за рубль», что как раз и составляло 10 руб. за фунт высокопробного серебра в виде «старых денег».

Первыми нумизматическими памятниками, в полной мере отражающими работу Нерчинского сереброплавильного завода, стали медали в память заключения Ништадского мира 1721 г., на которых в надписи на оборотной стороне помещены слова: «IЗ СЕРЕБРА ДОМАШНЕГО».

 

Зверев С.В. Планы использования серебра Нерчинского месторождения для русского денежного дела в конце XVII в. // Вспомогательные и специальные науки истории в ХХ – начале XXI в.: призвание, творчество, общественное служение историка. Материалы XXVI Международной научной конференции. Москва 14–15 апреля 2014 г. – М., 2014. – С. 174–177.

Режим работы

Ваша безопасность и здоровье для нас очень важны. В целях снижения распространения коронавирусной инфекции COVID-19 офи...

Читать >> 30 марта 2020

ЗАПИСЬ ЛЕКЦИЙ

В ЦИКЦ появилась возможность посмотреть записи прошедших лекций Рзаева В.П.: «Медные монеты Екатерины II» и «Медные моне...

Читать >> 20 марта 2020

Рекомендуем