Центр исследований культурных ценностей

Альбертусталер 1753 года и нумизматические интересы императора Петра III*

Среди монет, чеканенных за пределами России, но имеющих к ее истории непосредственное отношение, выделяется своей редкостью и историческим значением шлезвиг-голштинский альбертусталер (или «альбертов» талер) 1753 г. Эта монета достаточно хорошо известна нумизматам, поэтому мы ограничимся только краткими комментариями к истории ее чеканки.

Альбертусталер 1753 г. был отчеканен в Маннхайме внуком Петра Великого (1682-1725), сыном его дочери Анны (1708-1728) и герцога Шлезвиг-Гольштейн-Готторпского Карла Фридриха (1700-1739) Карлом Петром Ульрихом (в православии Петром Федоровичем) Гольштейн-Готторпским (1728-1762), ставшим в конце 1761 г. всего на полгода российским императором Петром III. Его короткую жизнь исследователи делят на два периода: кильский — с 1728 по 1741 г. и петербургский — с 1742 г., когда бездетная императрица Елизавета Петровна (1741-1761) объявила племянника своим наследником. Именно к этому времени и относится чеканка интересующего нас альбертусталера, имеющего ряд особенностей в титулатуре, связанных провозглашением Петра Федоровича наследником российского престола1.

В Киле оставался правительственный совет, до 1751 г. возглавляемый штатгальтером, двоюродным дядей Петра, Фридрихом Августом. Император Франц I активно вмешивался в голштинские дела, передав в 1752 г. в ленное владение датскому королю Фредерику V герцогство Гольштейн-Глюкштадтское, а шведскому королю Адольфу Фредерику (1751-1771) — Гольштейн-Готторп2. Поэтому появление в 1753 г. альбертусталера с легендой, где подчеркивалось, что за Петром стоит не только Россия и он не только гольштинский герцог, но и наследник Норвегии (по родственным связям герцогов Гольштейн-Готторпских со шведскими королями), можно рассматривать как политическую декларацию молодого Петра.

Избрание для монеты стопы альбертусталера также не было случайным. С начала XVII в. альбертусталеры (патагоны, крестовики, бургундские талеры) чеканились в Южных Нидерландах, а затем в Северных Нидерландах и получили широкое распространение. В XVII-XVIII в. альбертусталеры — теперь уже монеты с типичными изображениями (Андреевский крест — герб, позже портрет правителя и герб), чеканенные по неизменной монетной стопе (чистого серебра ок. 24,65 г), стали самой популярной торговой монетой в Германии и странах Балтийского моря: в Польше (1702), Брауншвейг-Вольфенбюттеле (1747), Пруссии (1751), Венгрии (1752). «Альбертовы» талеры чеканились и в более позднее время, а до начала XIX в. оставались счетной единицей3. На лицевой стороне альбертусталера 1753 г. помещен погрудный портрет великого князя Петра Федоровича вправо, в парике с длинными локонами, спускающимися на спину, в латах, задрапированньк горностаевой мантией, с лентой и знаком голштинского герцогского ордена Св. Анны, кавалером которого он был по праву рождения. Под обрезом латинская буква S. Круговая легенда: PETRUS.D:G:MAGNUS DUX TOTIUS RUSSLAE (Петр Божьей милостью Великий князь Всероссийский).

На оборотной стороне под одной большой императорской короной помещен российский двуглавый орел без скипетра и державы, на груди которого два овальных гербовых щита: на левом — российский герб; на правом — герб Шлезвиг-Гольштейна, состоящий из семи гербов: Норвегии, Гольштении, Стормарна, Дитмаршена, Ольденбурга, Дельменхорста и средний — Шлезвига. Гербовые щитки окружает цепь ордена Св. Андрея Первозванного со знаком ордена. Под орлом — маленькая латинская буква Р. Продолжение круговой легенды: HAER[es]: NORW[egia]. DUX SLESV[igiae]: HOLS[tenii]: ST[ormanis]. & DITM: COM[es]: OLD[enburgensis] & DELM.[enhorsstae] (наследник норвежский, герцог шлезвиг-гольштейнский, стормарнский и дитмарсенский, граф ольденбургский и дельменхорстский) и дата 1753 г.

На гурте надпись: NACH DEM FUS DER ALBERTUS THALER (по стопе альбертова талера).

Около двух лет назад при содействии проф. д-ра Герта Хатца (Гамбург) и д-ра Ульриха Кляйна (Штутгарт) В. М. Потин получил фотокопии следующих архивных материалов, касающихся чеканки альбертусталера 1753 г., из Архива в Шлезвиге (Abt. 8.1, Nr. 359):

1. Рескрипт Петра от 11/22 июля 1752 г., Ораниенбаум.

2. Рескрипт Петра от 7/18 апреля 1753 г., Москва.

3. Отчет Й. Л. Плосса от 30 апреля/10 мая 1753 г., Франкфурт-на-Майне.

4. Рескрипт Петра от 19/30 октября 1753 г., Москва.

5. Рескрипт Петра от 9/20 ноября 1753 г., Москва*1.

Из Генерального Земельного архива в Карлсруэ была от д-ра Йона (John) копия разрешения от 30 ноября 1752 г. на чеканку альбертусталеров на монетном дворе в Маннхайме (акт CLA 77/4836).

Остановимся подробнее на некоторых данных этих архивных материалов.

1. Рескрипт от 12/22 июля 1752 г., подписанный Петром в Ораниенбауме. В нем говорится о праве Петра пользоваться в качестве имперского и земельного князя монетной регалией и чеканить определенное количество талеров по «голландской» стопе (т. е. еще одно название «альбертовой» или «бургундской» стопы). Там же говорится о соглашении с Йоханном Людвигом Плоссом, который должен получить 1200 рейхсталеров и осуществить чеканку монет. Уже 30 октября 1752 г. было получено разрешение на имя Й. Л. Плосса (согласно «Patent de dato Oranienbaum 11 Juli 17 52») отчеканить 1000 талеров (Генеральный земельный архив Карлсруэ, из акта 77/4836).

2. Документ от 7/18 апреля 1753 г. из Москвы в Киль касается денежных расчетов за часть отчеканенных монет. Письмо показывает, что Петр внимательно контролировал чеканку альбертусталеров.

3. Особый интерес представляет отчет Й. Л. Плосса из Франкфурта-на-Майне от 30 апреля/10 мая 1753 г. об израсходованных средствах. Среди различных расходов, включая чаевые чеканщикам на монетном дворе, особо хотелось бы отметить плату за перевозку серебра и портрета Петра из Киля в Маннхайм, что свидетельствует о том, что портрет на монетных штемпелях был вырезан на монетном дворе Маннхайма.

4. Письмо от 19/30 октября 1753 г., где упоминается о посылке части чеканенных монет в суме с корабельщиком в Любеке, которые будут доставлены в Мемель.

5. Письмо от 9/20 ноября 1753 г. касается оплаты работы Й. Л. Плосса, после принятия его ответа.

Всего было отчеканено 1043 монеты, из которых 16 экземпляров были подарены «нужным руководителям») — чиновникам почты, монетным комиссарам и монетным официалам. Два пробных экземпляра были посланы в Киль государственному советнику Сараву (Saraw) для дипломатической пересылки. Таким образом, Петру должно было быть отослано Й. Л. Плоссом 1025 монет. Кроме того, были отосланы две пары монетных штемпелей, причем один из портретных был с трещиной, а также полторы пары гуртильных вереек.

Судя по документам от 7/18 апреля и от 19/30 октября 1753 г., Петру были посланы почтой 600 альбертусталеров, 425 монет остались в казначействе Киля. В нашем распоряжении нет документальных данных относительно дальнейшей судьбы посланных монет и неясно, все ли они попали в Россию.

Следует сказать несколько слов о латинских буквах Р и S на альбертусталерах 1753 г.4 Можно присоединиться к мнению большинства нумизматов, что латинская буква Р на этой монете — начальная буква Фамилии Плосс. Это вполне естественно, роль в чеканке альбертусталеров: фактически как откупщика и полномочного о представителя великого князя Петра Федоровича. В значении буквы S также нет разногласии — это начальная буква фамилии Шеффер (Schäffer). Однако одни исследователи раскрывают ее как инициал Виганда Шеффера (1687-1758), другие — его сына, Антона Шеффера (1722-1799). Шеффер-старший работал гравером в Маннхайме с 1745 г. по 1758 г., сначала вардейном, а затем минцмейстером5. Шеффер-младший в 1744—1799 гг. был медальером и минцмейстером на том же монетном дворе6. Рудольф Хаас, автор специальной работы о Маннхаймском монетном дворе, расшифровывавший букву S как инициал Виганда Шеффера, даёт ссылку на Генеральный Земельный архив в Карлсруэ (77/4836-39, Bd. IV)7. Однако сотрудник Архива д-р Йон (John) сообщил В М. Потину в письме от 14.05.2002 г., что не смог найти указание на гравера талера 1753 г., а акт 77/4836 находится среди бумаг Антона Шеффера. Таким образом, автором штемпелей альбертусталера 1753 г. может являться как один из Шефферов, так и оба. История медальерного искусства дает ряд примеров совместной деятельности медальеров-родственников.

 

Насколько можно судить по этим документам, в Россию было завезено как минимум 600 экземпляров альбертусталера 1753 г., однако их количество в музейных и частных собраниях к середине XIX в. было ничтожно. Вероятно, это можно объяснить тем, что после дворцового переворота 1762 г. монеты, связанные с именем Петра III, как это уже было с монетами Иоанна Антоновича, стали компрометировать их владельца. Альбертусталер, являясь, в сущности, донативной монетой, разошелся в достаточно узком кругу, так что сохранить подобную монету могли лишь большие любители раритетов2*. Нам не известна судьба его штемпелей, которые, вероятно, были уничтожены после воцарения Екатерины II. Несмотря на то что именно при ней на Санкт-Петербургском монетном дворе началась чеканка новодельных монет и медалей для высокопоставленных собирателей, в печатном проспекте предлагаемой продукции монетного двора конца 1780 — начала 1790-х гг. новодельные монеты свергнутых императоров Иоанна Антоновича и Петра III вообще отсутствуют8.

В эрмитажное собрание албертусталеры 1753 г. все-таки попали, и, более того, как следует из комментария в каталоге Минцкабинета Эрмитажа, написанном в 1850-е гг., в это время там хранилось семь экземпляров9. Причем в их числе уже находился и единственный известный на сегодняшний день экземпляр альбертусталера 1753 г., отчеканенный треснувшим при чеканке лицевым штемпелем (как говорилось выше, Й. Л. Плосс упоминал две пары монетных штемпелей, лицевой штемпель одной из которых имел трещину). Можно полагать, что монеты попали в собрание Эрмитажа при содействии самого Петра Федоровича, тем более что имеются свидетельства его нумизматических интересов.

Альбертусталер 1753 г., отчеканенный треснувшими штемпелями

Деталь лицевой стороны

На протяжении почти всего XVIII в. высшие слои русского общества, включая членов императорской семьи, относились к коллекционированию произведений искусства как к элитарному занятию, связанному не только с удовлетворением Духовных запросов собирателя и демонстрацией уровня его приобщения к европейской культутре, но и с заботами об увеличении личного престижа или престижа своего монарха. Подобных взглядов, насколько можно судить по сохранившимся документам, придерживался и Петр III. Еще будучи наследником российского престола, он распорядился перевезти из Киля в Ораниенбаумский дворец библиотеку отца Карла Фридриха герцога Гольштейн-Готторпского, при которой имелся нумизматический кабинет.

В Архиве Государственного Эрмитажа хранятся пять одинаковых списков каталога на немецком языке, озаглавленного «Cataloge der Müntz Cabinets aus der Groß Fürstlichen Bibliothek. III Teyl” (Каталог кабинета монет из Великокняжеской библиотеки. Часть III)10. Характерные сафьяновые с золотым тиснением переплеты, форзацы которых оклеены плотной бумагой с набивным орнаментом с позолотой, а также форма ярлыков в левом верхнем углу и на корешке (в нашем случае — с № 4) совладают по внешнему виду и цвету с переплетами книг из библиотеки Петра III, хранящихся в Ораниенбаумском дворце-музее3*. Принадлежность каталога великому князю Петру Федоровичу, по нашему мнению, подтверждает и надпись на французском языке (с орфографическими ошибками), тисненная на корешке: «Catalogoe de la bibliotheq du G:DUC».

Один из списков каталога имеет дополнения, выполненные почерком, имеющим большое сходство с почерком Я. Штелина (1709-1785). Академик, филолог, он в 1745 г. был назначен наставником Петра Федоровича и библиотекарем при дворе великого князя. После небольшого перерыва, уже в 1753 г. и до самой смерти Петра Ш Я. Штелин вновь заведовал его библиотекой и кабинетом, им был составлен план развески картин в картинных залах дворца Петра III в Ораниенбауме. Известно, что у самого Я. Штелина была нумизматическая коллекция, он показывал Петру Федоровичу различные монета с древности до XVIII в, посещал монетный двор в Петропавловской крепости. По нашему мнению, если каталог и не был написан самим Я. Штелиным, то, безусловно, при его непосредственном участии. О том, что каталог был составлен уже в России, свидетельствует, на наш взгляд, и тот факт, что разделы золотых и серебряных, монет и медалей начинаются именно с описания русских экземпляров.
В небольшой коллекции, насчитывающей 655 экземпляров, были монеты античного времени, восточные и несколько китайских, также западноевропейские и русские монеты и медали. Под отдельными рубриками записаны медали «куриозные», «бурлески» (пасквильные) и «персоналии». Принцип описания в каталоге соответствует общепринятому в XVIII в.: вначале по странам перечислены золотые монеты и медали, затем серебряные, и в заключение — медные. Сами описания весьма кратки, подчас не ясен ни год, ни номинал. Примерно четверть из переплетенных страниц осталась незаполненной.

Половину коллекции представляют античные монеты: римские — 62 золотые и 266 серебряные (12 помечены как редкие и очень редкие), греческие — 1 золотая, 4 серебряные. В коллекции Петра III прослеживается традиционное для европейских коллекций соотношение европейских и античньпг монет, обилие последних объясняется общим интересом ученых и собирателей к античньпм древностям, преимущественно греческим и римским монетам как наиболее массовому материалу. В остальном состав нумизматической коллекции герцога Карла Фридриха, перешедшей к его сыну Петру, отражает дипломатические контакты и династические связи этого довольно заурялного и не очень богатого немецкого герцогства со многими правящими домами Европы, в том числе и династией Романовых в России, и, по-видимому, мало дополнялся в России. Русская часть коллекции насчитьгвает 30 золотых и 16 серебряных русских медалей и монет, медные отсутствуют. В каталоге записана серия медалей на события Северной войны (1700-1721), отчеканенная в золоте и подаренная Петром Великим герцогу Карлу Фридриху. Некоторой оплошностью владельца явилось помещение в каталог крамольной монеты Иоанна Антоновича (золото, № 26).

К середине XIX в. экземпляры альбертустаера появляются в частных российских коллекциях. В каталоге коллекции известного петербургского собирателя середины XIX в. Ф. Ф. Шуберта, кроме описания его собственного экземпляра, упоминаются альбертусталеры Ф. И. Круга, Я. Я. Рейхеля, С. И. де Шодуара11. Экземпляр из коллекции великого князя Георгия Михайловичаа опубликован в его Корпусе русских монет12.

Существовавшая в Эрмитаже в XIX — начале XX в. практика распродаж дублетов отразилась на количестве сохранившихся к настоящему времени экземпляров этой редкой монеты. Ныне в собрании Эрмитажа хранятся только три экземпляра альбертусталера 1753 г., в том числе уникальный экземпляр, отчеканенный треснувшим штемпелем. Два оставшихся происходят из известных петербургских коллекций — Я. Я. Рейхеля и И. И. Толстого. Из коллекции последнего поступила и двусторонняя оловянная копия альбертусталера13.

 

Сноски

* Статья написана на основе доклада, прочитанного на Международном симпозиуме «Великие нумизматические коллекции Балтики». Санкт-Петербург, 21-25 октября 2003 г.

1*Благодарим за полученные документы проф. д-ра Герта Хатца и д-ра Ульриха Кляйна.

2* В научном каталоге-инвентаре (№ 2380) «Монеты Елизаветы и Петра III», составленном еще в начале XX в., вклеена выписка, сделанная И. Г. Спасским и подтверждающая донативный характер этих монет: «Филарет 5, стр. 222. Письма Н. Д. Ханенко к отцу 9 февраля 1755 (из Петербурга). Служит при Петре III в должности флигель-адъютанта „Посылаю для государыни матушки ленту голубой кавалерии, а другую для сестрицы Настасьи Николаевны, также три новые талера битые в Голштинии с гербом и портретом его Высочества: один прошу послать тетушке Анне Ивановне Гамалеиной»».

3* Благодарим за консультативную помощь О. Г. Зимину, заместителя заведующей НБ ГЭ, специалиста по истории собрания Императорской Библиотеки.

 

Список литературы

1 Potin V. M.., Lepechina C. V. The Duke Karl Peter Ulrich of Holstein-Gottorp (Grand Duke Peter, tzar Peter III), Albert thaler of 1753 and his numismatic collection // The Great Numismatic Collections on the Baltic. From coin collections of the sovereigns to national research institutions. SPb., 2005. P. 61.

2 Шиндлинг А., Циглер В. Кайзеры. Ростов-наДону. 1997. С. 287.

3 Heß W., Klose D. Vom Taler zum Dollar. 1486-1986. München, 1986, S. 129-131.

4 Потин В. М. Голштинский альбертусталер // Старая газета «Миниатюра». СПб., 2002. Вып. 17 (57). С. 6.

5 Forrer L. Biographical Dictionary of Medallists Coin-, Gem-, and Seal-Engravers, Mint-Masters, &c. Ancient and modern, with References to their Works B.C. 500 — A.D. 1900. London, 1912. Vol. V. P. 354-355.

6 Ibid. P. 347-348.

7 Haas R. Die Prägungen der Mannheimer MünzStätten (Forschungen zur Geschichte Manncheims
und der Pfalz. NF. Vol. 6). Mannheim, Vienna, Zürich, 1974.

8 Собрание медалей на славныя в России деяний; Собрание партретов великих князей и государей российских; Собрание монет российских. [Б. г.]. Научная библиотека ГЭ.

9 Каталог собрания русских монет и медалей, хранящихся в Императорском Эрмитаже. В 3 т. [Б. г.]. Рукописный фонд ОН ГЭ. Т. 2. Л. 321-323, № 5122-5128. С примечанием: «Талер сей бит в Мангейме со штемпеля тамошнего Курпфальцкого Придворнаго медальера и монетчика Антона Шефера (Anton Schaefer). Chaud. № 1405. Samml. Ber Medalleurs № 402. Шесть экземпляров из Собрания Эрмитажа, седьмой из Рейхелева Собрания № 2208».

10 Архив ГЭ. Ф. l. Оп. VI, № 146; Лепехина Е. В. К истории нумизматического собрания Эрмитажа 1764-1941 годы // Минцкабинет в Новом Эрмитаже: Каталог выставки. СПб., 2002. С. 6.

11 Schubert T. F. de. Monnayes Russes des derniers trois siecles, depuis le Czar loan Wasiliewicz
Grosnyi jusqu’a l’empereur Alexandre II. 1547-1855. Avec un atlas. Leipsic, 1857. P. 178 N707.

12 Георгий Михайлович, вел. кн. Монеты царствования императора Петра III. СПб., 1896.
С. 9-10. № 32-33. Табл. II. № 15,16.
О пробном экземпляре (№ 33. С. 10. Табл. I], № 1 б): «Очень редкая. Единственный известный экземпляр находится в собрании Имп. Эрм. Эти монеты чеканены в Мангейме, они не были выпущены в обращение».

13 ГЭ № 8603, вес 28,03 г, диам. 4l мм. Из коллекции И. И. Толстого.
ГЭ № 8604. Оловянный оттиск. Из коллекции И. И. Толстого.
ГЭ № 8605, вес 28,06 г, диам. 4l мм. Отчеканен треснутыми штемпелями. Основное собрание.
ГЭ № 29552, вес 28,0 г, диам. 42 мм. Вероятно, это экземпляр из собралия Я. Я. Рейхеля (Die Reichelsche Münzasammlung in St. Petersburg. SPb. 1842. Th. 5, 1842. S. 112, Nr. 39).

Е.В. Лепехина, В.М. Потин. Труды государственного Эрмитажа XXXI. Материалы и исследования отдела нумизматики. Санкт-Петербург, 2006 г.

Пробные монеты 1995 года

ЦИКЦ провел экспертизу класса «Премиум» на пробные монеты 1995 года (набор из 8 предметов). Представлены монеты достоин...

Читать >> 28 июня 2021

Полтина с клеймами

ЦИКЦ провел экспертизу платежных слитков "Полтина с клеймами" конца 14 - начала 15 в. Полтины и целые слитки-гривны явля...

Читать >> 31 мая 2021

Рекомендуем

Русский Русский English English