Центр исследований культурных ценностей

Денежная «реформа» Алексея Михайловича 1654-1655 гг.

Период второй половины XVII – первой половины XVIII веков в отечественной нумизматике и истории России, несмотря на изобилие имеющихся исторических документов, является самым «темным» и неизученным. В нумизматике случилось именно то, от чего предостерегал министр финансов России Ф.П. Вронченко 9 мая 1847 г. в записке императору Николаю I Павловичу (1825 — 1855), что изготовление новоделов на Монетном дворе для частных нумизматических кабинетов впоследствии времени может ввести нумизматов в большое недоумение относительно действительного вида, веса и пробы монет. Как свидетельствовала администрация Монетного двора, к середине XIX в., не оставалось ни одного подлинного монетного штемпеля ни от реформы Алексея Михайловича, ни от реформы Петра Алексеевича, ни от последующих царствований до 1796 г. И именно этими штемпелями на основании исторических документов в XVIII – XIX вв. осуществлялось изготовление фальсифицированных исторических ценностей под видом новоделов. Под заказ осуществлялось не только изготовление фальшивых монет, но и фабрикация самих исторических документов, в результате «подлинность» нумизматических фальсификатов для убедительности подтверждалась другими, такими же сфабрикованным историческими документами. Под влиянием нумизматических «авторитетов», по заказу которых фабриковались новоделы, а так же в силу сложившихся в исторической и нумизматической литературе стереотипов, каталожные издания заполнили массы нумизматических новоделов и фальсификатов.

На основании сохранившихся исторических документов, денежных находок из кладов и весовых норм монетно-денежной системы имеется возможность восстановить истинный облик, вес и пробы монет, находившихся в денежном обращении Российского государства в 1650-е годы. Начнем с того, что в старые времена термин «медная монета» использовался совершенно в ином смысловом значении, чем мы придаем сейчас. При серебряном монометаллизме термин «медная монета» применялся к билонной монете (фр. billon – низкопробное серебро) — сплаву серебра и меди. Об использовании билона при чеканке низкопробных монет известно с древнейших времен, еще в Древнем Риме динарии стали биллонной монетой, когда в лигатурном сплаве стала преобладать медь, и металл этих монет стал называться белой медью. В средние века так же по цвету сплава металла различали белые монеты — argentum album и черные монеты — argentum nigrum. В русском денежном обращении в XV – начале XVI века в качестве мелкой монеты на внутренних региональных рынках использовались чисто медные монеты — пуло, которые за пределами регионов чеканки распространения практически не имели.

1650-е годы в Европе ознаменовались новым финансовым кризисом. Так денежным реформам, проводимым правительством Речи Посполитой в правление Яна Казимира (1649-1668), присуще снижение качества чеканенных монет. В 1655 г. шведская армия, оккупировав значительную часть Речи Посполитой и овладев Краковом, захватила оборудование монетного двора, на котором до 1658 г. чеканила низкопробную монету подлинными польскими штемпелями.

В Русском государстве происходит спад притока высокопробного иностранного серебра, необходимого для покрытия расходов на войну с Польшей, начатую в 1653 г. С территории Смоленской, Черниговской земли и Левобережной Украины, присоединенной в 1654 г., в денежное обращение Руси поступают многочисленные низкопробные западноевропейские биллонные монеты. На присоединенных территориях в денежном обращении использовались монеты польско-литовского государства, и две самостоятельные денежно-весовые системы: польская — злотовая денежная система в 30 грошей, и литовская — коповая денежная система в 60 грошей. При этом в Литве денежные расчеты велись не только на копы по 60-грошевой системе, но и на рубли по 100 грошей, и только к середине XVII в. постепенно денежные расчеты перешли на польские счетные единицы — злотые. Смешанное денежное обращение сохранялось и на присоединенных к Русскому государству территориях, в том числе и в пограничных областях Белоруссии, находившихся под властью Польши.

В нумизматической литературе о денежной реформе 1654 — 1655 гг. приводится масса аргументов со ссылкой на различные письменные исторические источники, как о начале реформы, так и о чеканке в 1654 г. серебряных рублей и медных полтинников Алексея Михайловича. Как показывает анализ таких документов, нельзя слепо доверять сведениям и историческим документам о денежной реформе. Вот Грамота от 8 апреля 1657 г. воеводе Илимского острога, в которой сообщается что в лето 7162* «сделаны серебряные ефимки рублевые, да ефимки с признаками и четвертины — полуполтинники, и медные полтинники, и алтынники и грошевики, медные копейки и деньги. На рублевиках подпись — наше имя, а в письме человек на коне, а на другой стороне орел двоеглавый в клейме, над головою подпись — лета 7162, а в подножии подпись — рубль. Да серебряные же ефимки, на них начеканено копеечным чеканом да цифирными словами, цена им против нашего указу по 20-ти по 1 алтыну по 2 деньги ефимок; серебряные же четвертины полуполтинные, на них человек на коне, по сторонам подпись — полтины, а на другой стороне подпись — наше имя. На медных полтинниках подпись — наше имя, а в письме человек на коне, а на другой стороне орел двоеглавый в клейме, на верху подпись — лета 7162, а в подножии подпись — полтинник; на медных алтынниках и грошевиках — человек на коне да подпись — алтынник; да на грошевиках же под конем подпись — четыре деньги, а на другой стороне — наше имя; на медных копейках и деньгах признака та же, что и на серебряных копейках и деньгах» [1]. Но если бы заказчики объяснили фальсификатору, что «ефимки с признаками», как и медные копейки, чеканились с 1655 года, то в Полном собрании законов Российской империи не появилась бы подобная Грамота. Да и не царское дело, …, чтобы после окончания проведенной реформы рассылать по острогам описание монет.

«Ефимок с признаком» 1655 г.

«Новые данные» о чеканке в Москве летом 1654 г., приводимые И.В. Ширяковым [2], со ссылкой на переписку царицы Марьи Ильиничны с князем М.П. Пронским, так же внесли полной ясности в чеканку и весовые нормы монет 1654 г. К тому же, как отмечает сам автор, «в отличие от других, начерно написанных документов дела, отписка М.П. Пронского сохранилась в списке, выполненном четким, исключающим разночтения подчерком» [2]. Во-первых, такой набор документов (РГАДА, ф. 396) в архиве Оружейной палаты не мог бы остаться незамеченным среди историков и нумизматов XVIII – XIX вв. Во-вторых, непроизвольно напрашиваются вопросы, куда делись оригиналы царских Грамот, и почему в Оружейной палате хранились черновики, а не поступившие к ним оригиналы? В-третьих, Алексей Михайлович, находившийся под Смоленском и остро нуждающийся в средствах ведения войны, вел бы самостоятельную переписку с М.П. Пронским, а не стал бы затягивать процесс поставки казны и боеприпасов через царицу и царевича. Тем не менее, даже несмотря на отсутствие самих первоисточников, несущих историческую достоверность документов, если предположить, что черновики сохранили достоверность первоисточников, они уже представляют интерес только потому, что раскрывают сведения о начальном периоде чеканки летом 1654 г. и номиналах монет.

Медная полтина 1654 г.

В нумизматической литературе, со ссылкой на различные исторические документы и Указы Алексея Михайловича, указываются разные версии хронологии проведения денежной реформы, в одних источниках реформа началась 1654 г., в других — 8 мая 1654 г., в третьих — 7 июня 1654 г. На основании данных метрологии монет Алексея Михайловича, особенно монет нового типа с легендой «ЦАРЬ И ВЕЛИКИЙ КНЯЗЬ АЛЕКСЕЙ МИХАЙЛОВИЧ ВСЕЯ ВЕЛИКИЯ И МАЛЫЯ РОСИИ САМОДЕРЖЕЦ», есть все основания считать, что летом 1654 г. был осуществлен переход на чеканку серебряных монет Алексея Михайловича с пониженной весовой нормой 0,409 г .

Особый интерес представляет опубликованная А.С. Мельниковой Грамота от 12 июня 1654 г., в которой Алексей Михайлович указал «для своей государевой службы из меди делать ефимки, полтинники, и полуполтинники, и гривенники, алтынники». По Указу предусматривалась чеканка из фунта ефимков на 10 рублей (40,932 г) , 20 полтинников (20,466 г), 40 полуполтинников (4,093 г), либо 333 алтынника с третью (1,228 г) из фунта [3]. Действующий Указ, упомянутый в Грамоте от 12 июня 1654 года, на праве юрисдикции отменял все ранее изданные Указы, даже если бы таковые действительно издавались. Следовательно, Указом весовая норма рубля с 45,48 г понижалась до 40,932 г, соответствующей чеканке монет из 200-денежного счетного рубля.

Из переписки царицы Марьи Ильиничны и князя М.П. Пронского известно, что в августе 1654 г. в Москве на государевом Денежном дворе чеканилась денежная казна — деньги золотые, серебряные золоченые и денежная казна, то есть простые серебряные денги, для выдачи государева жалования ратным людям. На государевом «Аглинском дворе» чеканилась яфимочная казна — яфимки рублевые, четвертки яфимочные серебряные и медные полтинники и алтынники.

В отношении серебряных золоченных денег М. П. Пронский поясняет, что «зделать было некоторыми мерами немочно». О чеканке медных алтынников М. П. Пронский не упоминает, и сведений не имеется. Весовые нормы монет, чеканенных на Денежном и Английском дворе, должны были соответствовать нормам, установленным последним Указом, упоминаемым в Грамоте от 12 июня 1654 г. Иных сведений, как и самих «медных» монет — ефимков, полтинников, полуполтинников или гривенников с соответствующими весовыми нормами, о данной реформе не сохранилось. Чеканка «медных» монет, возможно, не состоялась из-за моровой язвы, разразившейся в Москве летом 1654 года. К тому же, как видно из Грамот Марьи Ильиничны и Списка М.П. Пронского, ни на одном московском денежном дворе в 1654 г. чеканка медных копеек и мифических рублей Алексея Михайловича не осуществлялась.

«Яфимочная казна», состоящая из ефимков, полтинников, полуполтинников, гривенников и алтынников, в виде конкретных денежных единиц, упоминаемых в Грамотах 1654 — 1655 гг., предназначалась для денежного обращения на территории военных действий и присоединенных землях. Денежные единицы, чеканившиеся на Английском денежном дворе, не имеют ничего общего с мифическими рублевиками и медными полтинниками Алексея Михайловича, сфабрикованными по заказу в XVIII – XIX вв. Ни для кого не является секретом, что все находящиеся в коллекциях рубли и полтинники 1654 г. — это, так называемые, новоделы, изготовленные в XVIII – XIX вв. В силу сложившихся в нумизматике стереотипов, мы даже никогда не задумывались, что под видом новоделов, скрываются самые настоящие фальсификаты. Нас убедили, что ефимок, или рублевой ефимок, упоминаемый в Грамотах — это и есть рубль Алексея Михайловича, даже несмотря на двойную разницу в весовых нормах ефимка и рубля. На новодельном фальсификате конкретно указан его номинал — «РУБЛЬ», который не фигурирует ни в одной из Грамот 1654 — 1655 гг. Даже в Грамоте к воеводе Илимского острога, «шедевре» фальсификации XVIII – XIX вв., сообщается об изготовлении не рублей, а серебряных ефимков рублевых. Возникает вопрос, если не существовало мифических рублевиков и медных полтинников Алексея Михайловича, как и «медных» монет других номиналов, соответствующих чеканке из 200 — денежного счетного рубля, то такие же денежные единицы упоминаются в огромном количестве Грамот, в том числе относящихся к августу 1654 года?

Чтобы понять, почему на московских денежных дворах в августе 1654 года проводилась раздельная чеканка денежной и ефимочной казны, необходимо проанализировать имеющиеся сведения и понять для каких целей использовалась денежная и ефимочная казна. Если на Денежном дворе чеканилась денежная казна для выдачи государева жалования ратным людям, то предназначение ефимочной казны, чеканенной на государевом «Аглинском дворе», в грамотах и Указах не указано.

30 июля 1654 года государыня, Марья Ильинична, дает указание М. П. Пронскому о необходимости задержания отправления из Москвы казны, заготовленной до морового поветрия (фактически казны, заготовленной до начала реформ), а так же о завершении чеканки на Денежном и Английском дворах «денег и яфимков». Заготовленную казну приказывалось переместить в Новоспасский монастырь, куда будут направлять и «денги, которые учнут свозить к Москве из городов». Следовательно, деньги, собранные в русских городах для денежной казны, не предполагалось использовать в денежном обращении на территории ведения военных действий и землях присоединенных к Русскому государству. Для отправки к государю под Смоленск предназначалась денежная и ефимочная казна с пореформенными монетами, отчеканенными на Денежном и Английском дворах.

Денежная реформа, предпринятая Алексеем Михайловичем, была направлена на упразднение смешанного денежного обращения на присоединенных территориях, и не затрагивала внутренних территорий Русского государства. О чем свидетельствует Грамота от 1 марта 1655 г., что по Указу «в таможнях на Москве и в городах за пошлины рублевых ефимков серебряных и четверток полуполтинных серебряных же и медных полтинников и полуполтинников и гривенников и алтынников не емлют и торговые люди име не торгуют». По царскому Указу рублевые ефимки и четвертинки полуполтинные серебряные, а так же «медные» (билонные) полтинники, полуполтинники, гривенники и алтынники были запрещены для ввоза через таможни на внутреннюю территорию государства и использования в денежном обращении в Москве и русских городах.

Рубль 1654 г.

Из текста Грамоты «а учнут давать за деньги ефимки и полефимки, и четвертины ефимочные серебряные, они б, торговые люди и всяких чинов люди ефимки и полефимки и четвертины ефимочные вместо денег за всякие продажные товары имели» следует, что в августе 1654 г. в денежное обращение Малой и Белой Руси в качестве денег поступили ефимки, полефимки и четвертины ефимочные серебряные. Как показывают находки из кладов того времени ефимки, полефимки и четвертины ефимочные серебряные, это вполне конкретные денежные единицы — западноевропейские талеры и их четвертинки, изготовленные в 1654 — 1655 гг. на московском государевом Английском денежном дворе. Алексей Михайлович, как и большинство европейских монархов в периоды военного времени, практиковал чеканку чужой валюты — обыкновенных западноевропейских высокопробных и низкопробных талеров, а не мифических рублей и медных полтинников. В денежное обращение на освобожденных и присоединенных к Русскому государству территориях вместо имперских и коронных талеров вводятся ефимки, вместо злотовых и левковых талеров — полефимки, вместо ортов — четвертины ефимочные, то есть ½ части легких талеров, а так же ¼ части ефимков. Четвертины талеров в 1654-1655 гг. на Английском денежном дворе в Москве надчеканивались двухсторонним денежным штемпелем. В 1654 г. высокопробные и низкопробные талеры не клеймились, а с 1655 г. стали клеймить двумя штемпелями: денежным штемпелем и прямоугольным с датой 1655. Очевидно, ефимки Алексея Михайловича были менее качественными, чем западноевропейские талеры и левендалеры, и так как их неохотно принимали торговые люди на присоединенных территориях, то потребовались Грамоты, что бы «торговые люди и всяких чинов люди ефимки и полуефимки и четвертины ефимочные вместо денег за всякие продажные товары имели». Именно по этой причине 30 июля 1654 г. поступило указания о необходимости задержки отправления из Москвы денежной казны, состоящей из высокопробных русских серебряных монет, и отправке под Смоленск ефимочной казны. Ефимочная казна, состоящая из ефимков, либо «ефимков с признаком», под видом высокопробных талеров, а так же четвертин ефимочных, «тихим обычаем» из Кремля отправлялись к Алексею Михайловичу, где поступала в местное денежное обращение. «Ефимки с признаком» и надчеканенные четверти талеров принимали статус русских денег и получали цену, соответствующую их номиналу. При этом за весовую норму монет принимался не номинальный вес талера, а содержание в нем чистого серебра. Так польские злотовые и коронные талеры содержали соответсвенно по 12,15 г и 24,3 г чистого серебра, поэтому злотовый талер по отношению к коронному талеру являлся полуталером, или полтинником. Используемые в денежном обращении клейменные злотовые и левковые (северонидерландские левендальеры) талеры, за низкое содержание серебра, в письменных источниках именовались как «медные» полтинники. Предназначение талеров, «ефимок с признаками» и их частей для использования в денежном обороте на освобожденных и присоединенных территориях подтверждается ареалом их находок, почти все известные «ефимки с признаком» происходят из кладов Украины и Белоруссии, где они выполняли функцию региональной монеты. С 1655 г. клеймились не только полноценные талеры, но и новейшие нидерландские патагоны и левендальдеры, значительно уступающие талерам по содержанию серебра, и чтобы не допустить финансового кризиса и девальвации рубля, обращение западноевропейских талеров и московских ефимков на внутреннем рынке Русского государства было запрещено. Торговые уставы определяли порядок сдачи иноземными купцами в порубежных городах талеров и ефимков в казну, за которые взамен получали русские деньги. На денежных дворах талеры и ефимки переплавлялись, а монетное серебро очищалось от примесей, и из него чеканились высокопробные копейки и деньги.

1/4 рубля 1654 г.

По мнению А.С. Мельниковой «старые копейки и деньги сохранялись как самые мелкие номиналы. Тем самым русская денежная система организовывалась по образцу западноевропейских систем с их разнообразными номиналами… Вес нового рубля 1654 г. был приравнен к талеру, т. е. 28 — 29 г», а «счетный рубль старыми копейками, не изъятыми из обращения, реально весил 45 грамма» [3]. Утверждение А.С. Мельниковой о введении неполноценной рублевой монеты весом 28 — 29 г, используемой в денежном обращении по принудительному курсу, обосновывается весом рублей Алексея Михайловича. В результате получалась какая — то мифическая денежно-весовая система, в которой рубль 1654 г. весом 28 — 29 г приравнивался к весовой норме дореформенного счетного рубля 45,48 г, или 100 серебряным копейкам, чеканка и денежное обращение которых продолжалось в период реформы. Во-первых, А. С. Мельникова не учла не менее важный момент, что за весовую норму принимается не номинальный вес талера, а содержание в нем чистого серебра соответствующее 23,8 — 24,3 г, так как чеканка русских монет осуществлялась из очищенного талерного серебра. Во-вторых, если бы реформой 1654 г. во внутригосударственное денежное обращение вводились медные монеты по принудительному курсу, то этот период правления был бы отмечен массовыми захоронениями серебряной монеты в виде кладов. Соотношение рыночной стоимости серебра и меди составляло 1:60, таким образом, одной серебряной копейке весом 0,454 г соответствовало 27,288 г меди, и ни какой царский Указ не в состоянии приравнять медную копейку к стоимости 60 серебряных копеек, или талера. К тому же, ни один исторический документ 1654 г. не упоминает о чеканке и введении во внутреннее денежное обращение медной копейки. Точно так же, ни один указ не мог приравнивать 100 серебряных копеек весом 45,48 — 40,932 г к рублю, отчеканенному на талере, с содержанием чистого серебра 24,3 — 23,8 г.

Именно по причине незаконной чеканки западноевропейских талеров, отсутствуют Указы Алексея Михайловича о проведении подобной денежной реформы, а в Грамотах и иных письменных источниках используются русские названия талеров — ефимки, полефимки или полтинники, четвертины ефимочные или полуполтинники, гривенники и алтынники. Понижение в 1654 г. весовой нормы рубля до 40,932 г, осуществлялось искусственно на период незаконной чеканки, что позволяло рублю и другим русским счетно-денежным единицам гармонично вписаться в польско-литовскую денежно-весовую систему.

В денежном обращении Речи Посполитой использовались высокопробные талеры и орты (875-й пробы), полуталеры или злотовые талеры 625-й пробы, и низкопробные билонные разменные монеты 350-275 пробы — гроши, солиды, тернарии, двуденарии, денарии и пенязи. Из письменных источников, составленных на украинских землях в XV – XVII вв., известны белые и черные денарии или пенязи. Белыми назывались денарии, несколько лучшего качества, чеканившиеся на литовских монетных дворах.

В зависимости от содержания чистого серебра и веса талеры разделялись на твердые, или высокопробные (коронные или имперские), и низкопробные — злотовые и левковые (северо-нидерландские левендальдеры). Эти качества польско-литовских монет и были использованы в русской денежной реформе 1654 — 1655 гг (таблица).

Русский 100-денежный рубль весом 40,932 г составляли 100 серебряных копеек или 200 денег. Литовский рубль весом 24,3 г чистого серебра заменял имперский или коронный талер 28,5 г, польский злотый — злотовый талер, или полуталер весом 12,15 г чистого серебра. Польский грош имел весовую норму 0,405 — 0,32 г, литовский грош — 0,506-0,40 г чистого серебра, в денежном счете 10 польских грошей приравнивались к 8 литовским грошам. Польский «медный» (биллонный) грош весом 1,15 — 1,47 с содержанием чистого серебра 0,405 г приравнивался к русской копейке весом 0,409 г, в денежном счете грош и копейка составляли:

русский рубль (40,932 г) = 100 копеек или грошей (0,40 г);

литовский рубль (24,3 г) = 60 грошей или копеек (0,40 г);

злотый (12,15 г) = 30 грошей или копеек (0,40 г).

В середине 1650-х годов весовая норма содержания серебра в польском гроше снизилась до 0,27 г, а солид, или шеляг, превратился в медную разменную монету. Этим было обусловлено начало чеканки в 1655 г. медных монет малого достоинства для территорий Малой и Белой Руси, начавшейся на московских государственных денежных дворах, и продолжавшейся на восстановленных периферийных денежных дворах приближенных к освобожденным территориям и территориям ведения военных действий. Указ от 15 сентября 1655 г. обязывал открыть денежные дворы в Новгороде и Пскове, чтобы «медные деньги грошевики, двухденежники и денежники делали на спех днем и ночью». Разменные медные монеты предназначались для локальных рынков, где они использовались в качестве тернариев (грошевики), двуденариев (двухденежники) и денариев, или пенязей (денежники). При этом грошевики, двухденежники и денежники не имеют ничего общего с аналогичными им по внешнему виду и весу русскими счетно-денежными единицами — серебряными копейками и деньгами. В течении 1656 г. медные монеты чеканились на денежном дворе в крепости Кукенойс (Кокенгаузен), взятой у шведов и переименованной в Царевичев Дмитриев городок.

В октябре 1656 г. Россия заключила перемирие с Речью Посполитой, и денежная «реформа» Алексея Михайловича была заверешена. Чеканка ефимков и медных монет для присоединенных земель Малой и Белой Руси была прекращена. На внутренней территории Великой Руси была восстановлена «дореформенная» весовая норма рубля 45,48 г.

В 1675 г. была предпринята повторная попытка введения региональной «медной» монеты для Украины, так называемых чехов. Выпуск чехов начали подготавливать в Путивле, но осуществить их чеканку удалось только в 1686 г. в Севске, в связи с чем они получили название севских чехов. Новая монета, задуманная как аналог польского полторака, или полуторагрошевика, оказалась по качеству хуже польской, вместо 350-й она содержала 250-ю пробу серебра.

Севский чех 1686 г.

______________

*7162 г. от сотворения мира — 1657 г от рождества Христова.

Список литературы:

  1. ПСЗ, т.1, № 204, стр. 406.

  2. Ширяков И.В. Новые данные о чеканке золотой, крупной серебряной и медной монеты в Москве летом 1654 г.// Нумизматический сборник — ГИМ. Ч. XIII. — 1998, с. 95-98.

  3. Мельникова А.С. Русские монеты от Ивана Грозного до Петра Великого. — М., 1989, с. 199-200.

  4. Спасский И.Г. Русская монетная система. — Л. 1970. — С. 128-129.

  5. РГАДА. Ф. 396, Оп. I, Д. 5334, л. 3-6 об, 13-14.

 

 

Виктор Семенов. Журнал «Нумизматика. Фалеристика» №4, 2006г.

Эксперт по специализации: российские и западноевропейские монеты и медали

Добро пожаловать! Рады приветствовать в рядах Центра исследований культурных ценностей Хорова Максима Владимировича ...

Читать >> 13 августа 2019

Новый формат экспертного заключения!

Уважаемые, коллеги! Представляем Вашему вниманию более сложный формат нашей экспертизы для редких монет, медалей и пред...

Читать >> 1 августа 2019

Рекомендуем