Центр исследований культурных ценностей

«ДЕСЯТИЗЛОТНИК»

Десятизлотник (десятизлотовик, польск. DZIESIEZLOTOWKA) — российская, специального выпуска для Польши, серебряная (83 1/3 золотниковой пробы) монета массового тиража, нормативной массой 31.08 г (т.е. Равной полуторному значению массы серебряного рублевика, а, кроме того, и соответствующей значению тройской унции), достоинством в 10 злотых (и с обозначением номинала 10 ZLOTYCH POLSKICH), чеканившаяся в 1820 — 1825 гг. на Варшавском монетном дворе. Автор штемпелей — медальер Готфрид Майнерт. Гурт гладкий оформленный, следствие чеканки в кольце, к которой в Варшаве перешли несколько позднее, чем в Санкт-Петербурге. Выделяются два типа 10-злотников, значительно различающихся портретным изображением Императора Александра I: первый тип — с 1820 по 1822, второй — с 1823 по 1825 гг. Выпуск в течение всего нескольких лет в польской столице 10-злотников был весьма своеобразным явлением, не имевшим аналогов в чеканке монет, относящихся к российской тематике.

Ко времени начала выпуска 10-злотников население Царства Польского было уже неплохо обеспечено новой, выпускавшейся с 1816 г. монетой всех достоинств во всех трех металлах — золоте, серебре и меди. В распоряжении привилегированных слоев польского общества в немалом количестве имелись золотые монеты достоинством в 50 и 25 злотых (имевшие официальное название: двойной королевский золотой и одинокий королевский золотой). Средние слои населения пользовались преимущественно серебряными монетами достоинством в 5, 2 и 1 злотый. Малообеспеченные поляки обходились в основном монетами достоинством в 10, 5, 3 и 1 грош. Кроме того, из местного обращения еще не была полностью изъята разнообразная западноевропейская монета.

В такой обстановке и появилось 20 октября 1818 г. постановление Наместника Царства Польского Великого Князя Константина Павловича (брата императора) о чеканке 10-злотников: 7 21/40 штуки из 1 кельнской марки серебра в 13 лотов 16 гранов пробы (т.е. 83 1/3 золотниковой пробы).

Первые монеты, однако, появились лишь в 1820 г. (вероятно, были немалые трудности при подготовке Монетного Двора к чеканке столь крупной монеты, при изготовлении штемпелей и при утверждении портрета Александра I). 10-злотники чеканились по 1825 г. крайне ограниченными тиражами: 1820 г. — 534, 1821 г. — 1195, 1822 г. — 233, 1823 г. — 1124, 1824 г. — 513 экз. Всего около четырех тысяч экземпляров. По отношению к монетам других достоинств 10-злотники 1816-1819 гг. составляли крайне незначительную часть суммы (для некоторых номиналов — лишь доли процента), т.е. эти монеты не оказали никакого влияния на структуру денежного обращения Царства Польского. Объяснению причины их выпуска помогает надпись SREBRA RRAIOWEGO, помещенная на оборотной стороне монеты под гербовым российским орлом.

10 злотых 1820 г.

В эти годы возобновилась добыча меди из национальных польских месторождений с незначительным количеством сопутствующих серебросодержащих руд. Вероятно, 10-злотники польского серебра стали чеканиться по инициативе кого-то (или группы) из высокообразованных польских граждан, обладавших высокоразвитым чувством национального самосознания. Соответствующая просьба, поданная в Министерство Финансов Царства Польского, была удовлетворена Наместником. Причем, судя по ограниченности тиражей, которые к тому же представлены не «круглыми» цифрами, количество отчеканенных монет действительно не превышало того, которое можно было изготовить из поступающего количества польского серебра (всего около 100 кг за шесть лет).

Другие особенности 10-злотников: 1) гладкий гурт, весьма малохарактерный для крупных российских монет XVIII в., за исключением 1701-1714 гг., и XIX в. (из монет массового тиража известны только памятные рублевики 1859 и 1883 г.); 2) малая степень износа этих крупных монет, тогда как 5-злотники, а тем более 2- и 1-злотники всех лет выпуска имеют обычно очень высокую степень износа; 3) достаточно частая встречаемость этих малотиражных монет в настоящее время (первая и вторая из вышеуказанных особенностей приближает 10-злотник к медальным, памятным монетам и отдаляет их от монет, предназначенных сугубо для обращения).

Есть основания предположить, что 10-злотники, чеканившиеся при вышеизложенных обстоятельствах, по существу не предназначались для практического использования в денежном обращении Царства Польского: ведь иметь их мог лишь один из приблизительно тысячи поляков.

Будучи рудничными (и в этом смысле — памятными) монетами, 10-злотники использовались, скорее всего, как подарки, может быть даже, как награды, вручавшиеся в польском обществе за какие-то заслуги. Слабая изученность документов первой трети XIX в. не позволяет пока подтвердить или опровергнуть это предположение. Безусловно, отдельные экземпляры этих крупных портретных монет иногда попадали в денежное обращение, но такие эпизоды, вероятно, были редким исключением.

10 злотых 1823 г.

Незначительная потертость части экземпляров 10-злотников связана с несколько обозначенной выгнутостью лицевой стороны монет и недостаточно высоким кантиком, мало предохранявшим от потертости портретное изображение императора. Кроме того, даже не пребывая в денежном обращении, а сохраняясь в качестве сувениров без необходимой осторожности, монеты испытали за полтора столетия дополнительный износ.

Более частую, чем можно было бы ожидать, встречаемость 10-злотников в настоящее время, по всей видимости, можно объяснить следующими причинами: 1) крупные красивые портретные монеты их владельцы берегли, не использовали при изготовлении ювелирных изделий и не относили в скупку драгметаллов; 2) 10-злотники не рассредоточивались среди многочисленного сельского населения; 3) эти монеты не уходили в клады. В то же время, невысокая, как известно, популярность темы коллекционирования «Русско-польские монеты» среди нумизматов-любителей определяет очень медленное «оседание» 10-злотников в частных коллекциях и, наоборот, первоочередное их извлечение из коллекций, когда у коллекционеров возникает необходимость поправить пошатнувшееся материальное положение. Наконец, достаточно высокая стоимость 10- злотников на нумизматическом рынке (обычно от 700 до 2000 $ при высокой степени сохранности) препятствует их быстрому приобретению даже теми из коллекционеров, которым эти монеты необходимы для пополнения тематических коллекций.

Так или иначе, но эти, имеющие не вполне определенный статус, монеты гораздо более редки, чем некоторые российские памятные монеты.

В числе других российских монет специального выпуска для Польши, чеканившихся в 1816- 1841 гг., проникшие в денежное обращение 10-злотники имели хождение на всей территории Царства Польского и вместе с другими монетами указанного периода стали постепенно изыматься из обращения Казной в связи с введением в 1841 г. на польских землях общероссийской денежной системы.

Начиная с 70-х годов XX в. в СССР стали проникать и быстро распространяться подделки 10-злотников, изготовленные на Западе. Несмотря на высокий технологический уровень, существуют признаки, позволяющие отличать упомянутые подделки от подлинников. Кроме того, каждой исторической эпохе свойственна своя, неповторимая ментальность. Именно отсутствие у современных мошенников от нумизматики ментальности, присущей началу XIX в., и стоит еще еще одним непреодолимым барьером на пути к достижению тождественности подделок и подлинников. Кстати, ввоз в СССР (Россию, Украину) западных подделок насторожил коллекционеров и еще более охладил их интерес к этим красивым портретным монетам отдаленной от нас эпохи.

В завершение о занимающем особое положение 10-злотнике 1827 г. Эта монета, хотя и была выпущена при Николае I, также имеет на лицевой стороне портрет Александра I, но уже с лавровым венком. В еще большей степени, чем монеты 1820-1825 гг., она не была предусмотрена для обращения, очень близка к посмертным памятным монетам, к подарочным монетам, а также к монетам-медалям. Точно определить ее нумизматический статус сложно. Однако 10-злотники 1827 г. формально уже не являются рудничными монетами, в отличие от 10-злотников 1820-1825 гг., хотя вполне вероятно, что отчеканены они были из остатков именно того польского серебра, из которого шесть лет чеканились последние. Иначе как объяснить столь мизерный тираж — 123 экземпляра. Вовсе не исключено и то, что именно 10-злотники 1827 г. были первыми монетами, с которых началась традиция помещать портретное изображение Императора Александра I с лавровым венком. Заказ на изготовление посмертного 10-злотника с новым внешним оформлением вполне мог быть передан на Монетный Двор уже в начале 1826 г., а утверждение рисунков и изготовление рабочей пары штемпелей (с учетом ответственности задания) могло растянуться на много месяцев, и монета вышла только с датой 1827 г. Так что наличие 2-злотников с датой 1826 г. вовсе еще не опровергает вышеизложенное предположение: ведь 2-злотники предназначались для насыщения денежного обращения, к ним не было таких высоких требований, как к посмертным 10-злотникам, и их выпуск был начат раньше, без лишних проволочек. В настоящее время 10-злотник 1827 г. чрезвычайно редок, известны лишь единичные его прохождения на муждународных нумизматических аукционах. Стоимость монеты измеряется многими тысячами долларов США. И редкость, и цена ее едва ли выше, чем «Семейного» десятизлотника (1 1/2 рубля).

10 злотых 1827 г.

 

Список литературы

  1. Уздеников В. В. Монеты России 1700-1917 гг. — М.: Датастром, 1992.

  2. Уздеников В. В. Объем чеканки российских монет на отечественных и зарубежных монетных дворах. 1700-1917. — М.: Малая Медведица, 1995.

  1. Zander R. The silver rubles and yetimoks of Romanov Russia 1954-1915. — Russian Numismatic Society, 1996.

Владимир Эрзаев. Журнал «Нумизматика и Фалеристика», №3, 1998г.

График работы ЦИКЦ

Уважаемые клиенты! В связи с празднованием Дня защитника Отечества офис ЦИКЦ 24 февраля не работает....

Читать >> 21 февраля 2020

Экспертиза редких золотых монет

ЦИКЦ провел экспертизу редких золотых монет: 2 ½ империала — 25 Рублей золотом 1908 года, предположительно выпущенная в...

Читать >> 21 февраля 2020

Рекомендуем