Центр исследований культурных ценностей

Качества российского нумизмата-любителя

Жизнь, работа и коллекционирование, как в годы советской власти, так и в нынешнее время, определили неизбежность развития личностных качеств, способствующих занятиям любительским коллекционированием монет. Для нумизмата-любителя характерны: увлеченность, обязательность, пунктуальность, оперативность, подвижность, эрудиция, раскомплексованность, коммуникабельность, неутомимость, неприхотливость, универсализм, искушенность, авантюризм и, наконец, удивительнейшая, неподражаемая, изворотливость.

Увлечение коллекционированием, с одной стороны, способствует развитию у личности положительных качеств, духовно обогащает. С другой стороны, неумеренное, порой доходящее до фанатизма, это увлечение (с акцентом на коммерческую составляющую) может иметь и отрицательные последствия: замкнутость, корыстолюбие, скопидомство, иногда в каком-то смысле даже ограниченность, лживость и т.д. Кроме того, почти полное исключение из своей жизнедеятельности всего того, что не связано с коллекционированием, может привести к глубоким изменениям в судьбе, психике и даже к драме.       

Благородство и патриотизм нумизмата. Многие нумизматы завещали коллекции музеям, а при вы­нужденной продаже стремились, чтобы монеты не ушли из России (за рубежом — спасая русские кол­лекции от распыления либо возвращая их в Рос­сию). Среди них — С.А. Еремеев, А.А. Ильин, Ф.М. Плюшкин, В.Г. Рихтер, И.И. Толстой.

Вот документ, составленный Великим князем Георгием Михайловичем.

«Начавъ въ 1877 году собирать русскiя монеты и медали, я составилъ за 30 лъть весьма значитель­ное собранiе отечественныхъ нумизматическихъ памятниковъ и притомъ такое, какое, за отсутствiемъ матерiала, едва ли удалось бы нынъ, при всемь желанiи и умънiи, составить вновь.

Будучи увъренъ, что Ваше Императорское Ве­личество изволите одобрить мое убъжденiе, что такое собранiе должно быть сохранено въ Россiи, не подвергаясь, по возможности, никакимъ случайностямъ, имъю счастiе испрашивать Высочай- шаго Вашего Величества соизволенiя на нижеслъдующее:

Передать все мое собранiе русскихъ монетъ и медалей въ русскiй музей Императора Алексан­дра III.

Собрание это хранить на въчныя времена въ отдъльномъ помъщенiи, доступномъ ддя обозрънiя интересующимися имъ лицами.

Жертвуемое мною собранie содержать въ томъ составъ, в какомъ оно окажется въ день моей смерти, причемъ управление музеемъ не должно иметь права ни исключать изъ него ни одного эк­земпляра, ни обмънивать, ни добавлять къ нему новыхъ монетъ и медалей, включая ихъ въ составъ моего собранiя.

Въ случаъ если музей будетъ расширять осно­вываемый мною нумизматическiй отдълъ прiобрътенiемъ неимъющихся въ моемъ собранiи монетъ и медалей или прiемомъ пожертвований, — всъ такiя дополненiя могутъ быть помъщаемы и выставляемы въ томъ же помъщенiи, где будетъ храниться мое собранiе, но въ отдъльныхъ шкафахъ или витринахъ, не смъшивая ихъ съ моимъ пожертвованiемъ.

Если Вашему Императорскому Величеству бла­гоугодно будетъ утвердить эти предположенiя, имъю счастiе ходатайствовать о Всемилостивъйшемъ разръшенiи сохранить за мною по день моей смерти право распоряженiя пожертвованнымъ мною собранiемъ, то есть право пополнять его монетами и медалями, прiбрътаемыми мною на личныя мои средства, обмънивать худшiе экземпляры на лучшiе, приводить самому или поручать другимъ приводить въ порядокъ собранiе и вообще устраивать его въ отведенномъ для него помъщенiи, какь мнъ будетъ лично казаться нужнымъ, допускать къ занятiямъ въ немь лицъ по моему усмотрънiю, издавать описанiе входящихъ въ его составъ монетъ и медалей и во­обще имъть наблюденiе за жертвуемымъ мною собранiемъ, независимо отъ того, буду ли я состоять въ должности Управляющаго музеемъ или нътъ.

Если Вашему Императорскому Величеству бла­гоугодно будетъ одобрить вышеизложенное, осмъливаюсь ходатайствовать о Высочайшемъ повеленiи управленъю русскимъ музеемъ Импера­тора Александра III принять мой даръ на предложенныхъ мною основанiяхъ.

Подлинное подписалъ: «ГЕОРГИЙ», Хараксъ, 29 октября 1909 г.».

Нумизматическое блаженство (1) — кратковре­менное ощущение неомраченной полной радости, сочетание эмоционального и интеллектуального наслаждения, охватывающее коллекционера, когда после длительного поиска и обнаружения интере­сующей его монеты он, пройдя торг и покупку (либо обмен), становится полноправным ее вла­дельцем и может всесторонне изучать ее, сравнивая с уже имеющимися в коллекции другими монетами того же выпуска (серии), а также с иллюстрациями подобных монет из других коллекций. Несравнен­ное ощущение безмятежного счастья обычно со­храняется у коллекционера после счастливой на­ходки несколько часов, а то и весь день, много реже — два или три дня, а затем отступает под вли­янием различных жизненных факторов или вытес­няется радостью нового приобретения. Состояние нумизматического блаженства свойственно, ви­димо, каждому по-настоящему увлеченному кол­лекционеру, хотя радостное сопереживание — яв­ление редкое и в полной мере достижимо лишь с самыми близкими друзьями-коллегами. Делиться радостью нового приобретения среди коллекцио­неров не очень принято. Многие необоснованно стесняются как проявления этого яркого чувства, так и самого выражения «блаженство», столь точно отражающего и суть явления, и возвышенное со­стояние личности (одно из ключевых для понима­ния феномена коллекционирования).

Нумизматическое блаженство (2) — высокое оду­хотворенное состояние творческого наслаждения, возникающее чаще, когда идет созидательный, уже завершающий этап разработки какого-либо вопроса в нумизматике. К этому времени обычно собраны воедино все первичные наброски и до­ступная информация по исследуемому вопросу. Мышление продуктивно работает для анализа и синтеза. Создается новый продукт интеллектуаль­ной деятельности, прибавка к профессиональным знаниям, готовая стать достоянием нумизматиче­ской общественности. Немало упоминаний о та­ких состояниях есть в воспоминаниях, очерках, за­писках нумизматов всех эпох.

Сила нумизмата. Когда-то в юные годы я обсуж­дал с коллегами вопрос: в чем заключается сила нумизмата? Мнения были, конечно, очень разные. Я не смог оставить этот вопрос без ответа и какое-то время еще размышлял над ним. Для составления формулы даю условные обозначения:

С — сила нумизмата,

Н — нравственные качества,

У — увлеченность, дозированный фанатизм,

А — способность к анализу, умение кратко и четко излагать мысли, другие умственные способ­ности,

О — обаяние,

К*— культура,

М — мобильность,

Д —денежные средства (систематические вложе­ния),

Б — база, стартовый капитал,

В — время,

к — коэффициент пропорциональности (к1, к2, к₃)

Очевидно, что сила нумизмата зависит от соче­тания качеств, общечеловеческих и специальных, средств и времени, затраченных на занятия нумиз­матикой:

C = f (H, У, А, О, К*, М, Д, В).    (1)

Для упрощения примем, что сила нумизмата линейно зависит от всех параметров (кроме нрав­ственности), входящих в выражение (1). Учитывая универсальность данных Богом нравственных за­конов и их преобладание над другими, по которым живет человечество, показатель степени у параме­тра  нравственности — выше, чем у других параме­тров (то есть Н2).

Культура нумизмата включает показатели об­щего культурного уровня (К), глубокое знание истории (И), профессионально-нумизматические качества (П), такие как целеустремленность, со­бранность, работоспособность, пунктуальность, оперативность, обязательность; уровень культуры зависит от увлеченности и времени, затраченного на повышение культуры.

К* = к1 (К+ И+ П) · У · В.

Мобильность нумизмата прямо пропорцио­нальна увлеченности и обратно пропорциональна затраченному времени: меньше свободного для за­нятий нумизматикой времени — выше мобиль­ность, и наоборот.

М = к2 У/В.

Деньги, средства, находящиеся в распоряже­нии, прямо пропорциональны показателям куль­туры, мобильности и времени, затраченному на получение денег, и обратно пропорциональны нравственности. Чем ниже нравственные каче­ства, тем, при прочих равных, обычно больше де­нег (при этом, соответственно, выше и скорость обогащения), а чем выше нравственность, тем меньше у ее носителя денег. Зависимость, харак­терная для советской действительности, свой­ственна пока и для нынешней российской. Исключения не часты, но в некоторых странах такая зависимость не обязательна: люди высокой нрав­ственности хорошо обеспечены, живут в достой­ных человека условиях. Есть и вариант, когда деньги у нумизмата имеются еще до того, как он начал их зарабатывать (обеспеченная семья, на­следство) — то есть высок стартовый потенциал, база для занятий нумизматикой.

Д = к3 (Б+1)·К·М·В/Н.

Подставляя выражения культуры и мобильно­сти, получим:

Д = [к3(Б+1)· к1 (К+И+П)·У·В·к2 У/В·В/Н = к1к2к3 [(Б+1)·(К+И+П)·У2·В]/Н.

Подставив в (1) полученные значения, полу­чим:

С=Н2 ·У·А·О· к1 (К+И+П)·У·В·к2 У/В· к1к2к3 [(Б+1)·(К+И+П)·УВ]/Н·В, а обозначив k= к1к2к3, окончательно: С = кН·У⁵·А·О·(К+И+П)(Б+1)·В2

Даже из схематичной формулы видно, что с уменьшением нравственности, увлеченности, способности к анализу, личного обаяния и культуры сила нумизмата быстро убывает, а без любого из них и совсем исчезает (обращаясь в ноль). Очевидно, что и при отсутствии временных затрат (В=0) силы нумизмата нет. Но если у кого-то нет стартового ка­питала (Б=0), вовсе не исключена возможность со временем стать сильным нумизматом.

Выведенная формула — качественная, показы­вает, от каких свойств зависит сила нумизмата, в каком направлении развивать себя как личность, совершенствуясь профессионально, чтобы стать сильным нумизматом.

Знакомые с аппаратом математической обра­ботки могут доработать данную формулу либо вы­вести альтернативную.

Может показаться не вполне ясным, почему при отсутствии личного обаяния (О=0) и культуры (К+И+П=0), сила нумизмата обращается в ноль: ведь немало людей хмурых, неприветливых и не­общительных, а также ограниченных, не овладева­ющих новой информацией, которые, однако, де­сятилетиями «возятся» с монетами. Противоречие кажущееся: малокультурный человек, если у него и скопились монеты (в которых он мало разбира­ется), входит не в категорию нумизматов, а в какую-то другую — собирателей, «оставителей», просто обывателей, имеющих монеты. Горстка мо­нет в коробке из-под леденцов и даже сотня-другая в кляссере — еще не довод, что их обладатель — ну­мизмат. Чтобы по праву называться нумизматом и быть им в действительности, нужна целая сово­купность качеств, о чем уже упоминалось выше.

К+И+П=0, значит и С=0; культуры нет, и сила нумизмата равна нулю, то есть ее практически нет, и данное лицо — вовсе не нумизмат, этот человек рано или поздно оказывается в изоляции от обще­ства нумизматов.

Если О=0, то и С=0; нет обаяния — нет (или почти нет) и контактов, нет и профессионального роста, сила нумизмата равна нулю, то есть ее про­сто нет, значит и лицо это — вовсе не нумизмат, а из какой-то другой категории.

Полученная и обоснованная формула — воз­можно, первая попытка выразить силу нумизмата через совокупность характеристических и физиче­ских параметров (данных о других подобных по­пытках нет). Видимо, ее можно использовать с учетом числовых показателей, систему которых можно разработать. Простая шкала градаций по­зволила бы обоснованно давать оценку и относи­тельному уровню профессиональной зрелости конкретного нумизмата. Например: «консульта­ция на предмет подлинности монеты получена у нумизмата N, имеющего категорию I» или: «участ­никами экспертной нумизматической комиссии по стоимостной оценке коллекции российских монет, предлагаемой в продажу лицом N, были ну­мизматы I и II категорий…» и т.д. Нумизматика — сложная область человеческой деятельности, и как наука (хотя не все пока согласны, что — наука), должна иметь собственный инструментарий, категорийно-понятийный аппарат, параметры и оценочные категории профессионального уровня нумизматов. Фактически же в России и поныне нет названия профессии «нумизмат», не говоря уже о большем. (Выведенная формула относится к коллекционерам-нумизматам и не приемлема к нумизматам-ученым).

С середины 1990-х многое изменилось. Люди, по каким-либо причинам ставшие обладателями очень больших денег, могут всего за несколько лет легко приобрести больше того, что лучшим нумизма­там прежних поколений удавалось собрать за деся­тилетия (!) беспрестанного труда. Поэтому для определения силы нумизмата в узком (утилитар­ном) смысле этого понятия предложенную фор­мулу применять нельзя.

Этика нумизмата и нумизматический этикет.

Рискну коснуться проблемы, на мой взгляд, важной и своевременной, которой если и касаются нумизматы, то лишь немногие и мельком, по­путно, а специально — в редких случаях (впрочем, в «своей» компании они, конечно же, часто обсуж­дают ту или иную ситуацию и причины ее возник­новения).

Тот, кому такие проблемы с юности глубоко противны, чей мозг не привык трудиться в этом направлении, а все чувства настроены на восприя­тие легко понятного, дальше может не читать. Если эту статью-размышление прочтет хотя бы один человек из ста, то и это сочту благоприятным результатом.

Как говорил Козьма Прутков, нельзя объять не­объятное, и это нормально, когда людям, специа­листам в какой-то области, нет дела до проблем, связанных с нумизматикой, а нумизматам — вовсе не до проблем, находящихся на стыке с другими областями, на периферии вопросов, относящихся собственно к нумизматике. Важнейшие из этих об­ластей — металлообработка, языкознание, этика.

К моему стремлению исследовать смежные с нумизматикой области коллеги чаще всего отно­сятся нейтрально либо со словами «не лезь в чужой огород». Но кто, где и когда определил, что можно (и нужно), а что — нельзя? Все в мире взаимосвя­зано, а уж то, что по соседству, — несомненно, и особенно.

Расул Гамзатов в одной из книг высказал пре­красную мысль, написав, примерно, так: не надо, чтобы книгу прочитали все, но плохо, если и никто ее не прочтет, вполне достаточно, если с пользой ее прочтет от начала до конца всего один человек.

Не следовало ли бы и мне, тем более в связи с этим, удовольствоваться надеждой, что мою книгу откроет лишь один из тысяч тех, кто возьмет ее в руки, а до конца прочтет — с пользой для сердца и ума — один из многих ее открывших?

Да и кто сказал, что если книгу не прочли либо не приняли сразу, то не прочтут через год, пять… двадцать лет… после нас. А есть еще и другие края, где живут люди, кроме нашей бескрайней юдоли печали.

Но, может, единственно этика, нравственность и мораль ни с чем не связаны? Отнюдь, и даже — наоборот. На этике держится все, благодаря ей и Вселенная находится в равновесии, не только в переносном, но и в прямом смысле.

Если законы нравственности, которыми часто пренебрегают, игнорировались бы полностью, то ухудшение межгосударственных отношений при­вело бы к росту числа и интенсивности вооружен­ных конфликтов и техногенных катастроф в мас­штабе планеты, к глобальным изменениям кли­мата, а в итоге даже к некоторым изменениям в ее движении по космическому пространству со мно­гими последствиями. (Известны тревожные ожи­дания столкновения Земли с астероидом, и стоит ли делать вид, что такое сообщение удивительно и неожиданно).

Мной вовсе не движет стремление к какому-то морализаторству и нравоучениям, всякого рода ханжество мне претит (но найдутся те, кто упре­кнет меня и в этом). Я лишь откровенно делюсь с читателями, среди которых мои коллеги, своими соображениями, плодами размышлений, нако­пленных за многие десятилетия в нумизматике, и анализом эпизодов, наблюдателем либо участни­ком которых я был.

Нумизматика — это не только монеты (хотя в основе ее, конечно, именно они), а и многое-многое другое, с ними связанное. Прежде всего — люди, профессионалы и не профессионалы, со­трудничающие в сфере нумизматики, и их разно­плановые контакты.

Сколь много связано с этими контактами, видно из такого сокращенного перечня:

  1. Утверждение набора номиналов новой се­рии.
  2. Согласование тиражей, косвенно влияющих на степени редкости многих из них.
  3. Определение размеров, веса, пробы и ди­зайна монет.
  4. Принятие решения о переплавке либо пере­чеканке монет, повлиявшее на внешний вид до­шедших экземпляров.
  5. Выполнение заявки дирекцией монетного двора на выпуск новоделов.
  6. Согласие руководства отдела нумизматики музея предоставить коллекционеру возможность исследования монет из музейного собрания.
  7. Достижение договоренности специалистов о совместной подготовке каталога или словаря.
  8. Предоставление возможности коллекционеру или поисковику обследовать с металлоискателем земельный участок его владельцем.
  9. Предоставление наследниками ушедшего из жизни коллекционера преимущественного права на покупку редких монет из его собрания государ­ственному музею.
  10. Честная состязательность на аукционах в борьбе за редкие российские монеты.
  11. Доступ специалистов к частным нумизмати­ческим собраниям.

Есть множество и других примеров того, как в зависимости от уровня культуры человеческих отношений при решении деловых, производствен­ных, научных и коммерческих вопросов, реша­ются проблемы в нумизматической сфере. Челове­ческий фактор — всюду.

Каковы были, а они, несомненно, были, нормы взаимоотношений в предыдущие века, можно лишь догадываться по отдельным эпизодам из со­хранившихся документов, прессы, частных архи­вов. Если материалов дореволюционного периода немного, то советского — работы непочатый край, становление же профессиональных отношений в новой России проходит у нас на глазах — надо смотреть, анализировать и делать соответствую­щие выводы.

Где же влияние человеческого фактора неиз­бежно и где особенно важны проявление нрав­ственности и норм этики, соблюдение этикета? В клубе нумизматов и нумизматическом магазине, на монетном дворе и нумизматической конферен­ции, при официальной встрече нумизматов и на нумизматической тусовке, при проведении аукци­онов и в нумизматической публикации, при Интернет-общении.

Человечество тысячелетиями вырабатывало, в ы в е р я л о нормы нравственности и морали. В итоге в цивилизованном обществе сформирова­лись, при всех оговорках и неизбежных натяжках, общепризнанные нормы этики. Конечно, они не являются раз и навсегда установленными, понем­ногу эволюционируют. Более того, и для одной эпохи отдельные нормы у разных народов суще­ственно различаются. В незначительных деталях они могут быть различны и для различных профес­сиональных групп, сообществ и организаций.

Любой нумизмат более или менее постоянно соблюдает (у каждого свой, постепенно вырабо­танный) неписаный «кодекс правил», который он никому не навязывает, зато имеет право деликатно высказать свое отношение к подобному же кодексу другого нумизмата.

— Дезинформация не допускается ни под каким предлогом.

— Полуправда недопустима, она разновидность изощренной корыстной лжи.

— Умолчание возможно по личному усмотре­нию во многих случаях, если оно косвенно не на­носит ущерба безопасности или репутации кол­леги. Ситуация осложняется, если задают вопрос, на который известен ответ, а давать его не хочется либо нельзя его делать всеобщим достоянием… (В цивилизованном мире в подобных случаях ис­пользуют краткую формулу «по comments»).

— Информирование о дефектах своей, предла­гаемой к реализации монеты обязательно в не меньшей степени, чем информирование о ее до­стоинствах.

— Высказывание о коллеге, сделанное в оскор­бительной манере, с оскорбительной характери­стикой в средствах массовой информации недопу­стимо (а в Интернете бывает очень часто).

— Свобода высказываний по любым професси­ональным вопросам непререкаема. Попытка за­прета, в явной или неявной форме, на высказыва­ние точки зрения, не совпадающей с собственной, недопустима ни под каким видом.

— Доносительство и кляузничество делают лю­бую фигуру нерукопожатной.

— Неаккуратное либо небрежное обращение с предметами нумизматики, принадлежащими другому лицу, недопустимы.

— Каждый нумизмат имеет право распростра­нять всеми доступными средствами свою точку зрения и результаты своих изысканий в любой об­ласти нумизматических исследований.

— Нарушение обоюдно достигнутой и твердо за­фиксированной договоренности — ввиду появив­шейся возможности более предпочтительного ва­рианта — возможно лишь с согласия второго лица либо в силу форс-мажорных обстоятельств.

— Материальные потери, последовавшие при форс-мажорных обстоятельствах, не должны перкладываться на лицо, с которым нумизмат связан договоренностью, если только в ней не оговорено иное.

— Насилие и принуждение недопустимы в лю­бой форме (включая замаскированную), от запрета на изложение своей точки зрения до навязывания партнеру неудобного ему материала.

— Сохранение высокой планки нумизматиче­ского этикета является одним из базисных и луч­ших качеств истинного нумизмата, определяет «силу нумизмата».

— Не профессиональная этика «плетется в хво­сте» коммерческой выгоды, а наоборот: вначале этика, а затем выгода, которая, кстати, почти всегда проистекает из соблюдения этических норм.

— Использование неосведомленности партнера либо начинающего коллекционера (столь обычное ныне) — неблаговидное действие, по крайней мере, оно не должно иметь характер постоянной целена­правленной крупномасштабной акции.

— Партнер по обмену уведомляется об элемен­тах реставрации у монеты, особенно заделанных отверстиях.

— Монету сомнительного происхождения лучше не приобретать, но исследование ее допустимо, если она достаточно редка.

— Редкая монета должна быть, по возможности, изучена, взвешена, сфотографирована и т.д. Если ее обладатель не склонен к исследованиям, жела­тельно, чтобы он предоставил ее коллеге-исследователю для введения монеты в научный оборот.

— Несложная консультация начинающему кол­лекционеру предоставляется безвозмездно.

— Монету, подлинность которой вызывает со­мнение, приобретать не следует, так как при под­тверждении в будущем ее неподлинности может возникнуть искушение вернуть потраченные деньги, но при этом неизбежно пострадает кол­лега. (Кроме того, приобретение сомнительных монет, чаще всего оказывающихся подделками, подпитывает мошенников, стимулируя дальней­шую фабрикацию ими подделок и засорение ну­мизматического рынка).

— Никакая важная новая информация не транс­лируется в СМИ без перепроверки из независимых источников. Либо оговаривается, что еще нет под­тверждения из независимого источника, поэтому она носит предварительный либо вероятностный характер. Употребительны слова: «по версии», «по предварительной (не подтвержденной независи­мыми источниками) информации» и т.п.

При выражении критических суждений по от­ношению к мыслям и занятиям коллег — и, более широко, других специалистов — этикет соблюда­ется.

Нет ни одной статьи и книги, даже заметки, из которой нельзя почерпнуть ничего нового, инте­ресного, полезного — факта, суждения — или вер­сии, надо лишь внимательно отнестись к прочи­танному. Этот тезис несомненен. С уважением от­несемся ко всему, что делает коллега, другой специалист в вашей области, кто больше — кто меньше, чуть лучше — чуть хуже. Спасибо всем, кто хоть что-то сделал. Недовольный пусть сам сделает лучше или, хотя и хуже, но по-другому.

Несколько слов о торговом каталоге В.И. Пет­рова, подвергшемся справедливой суровой кри­тике классика дореволюционной поры А. В. Орешникова. В «тощие» на нумизматическую литера­туру советские десятилетия даже его копии приносили определенную, прямую или косвен­ную, пользу сотням и тысячам коллекционеров. А сейчас, когда рынок нумизматической литера­туры насытился (если не пресытился), каталог В.И. Петрова стал нумизматическим литератур­ным памятником, пусть и особого рода. Кто знает, как в будущем наше слово отзовется? Всегда пом­нить о толерантности и деликатности и терпимо­сти. Должна быть нумизматическая этика. Нетер­пима лишь нетерпимость.

Терпение — одно из важнейших человеческих и специальных качеств, присущих в разной сте­пени многим нумизматам, в основном с большим стажем коллекционирования, успешно составляю­щим серьезные нумизматические коллекции. Спо­собствует более бережному расходованию средств (истинному коллекционеру их обычно недостает), а значит, косвенно и улучшению качественного и количественного состава собрания. Помогает по­рой избегать необдуманных приобретений, напри­мер: малоизученных предметов, подделок либо но­воделов, выдаваемых за подлинники, наспех осмо­тренных монет, имеющих, как выясняется позже, дефекты — заделанное отверстие, след спиленного ушка, слоение, трещины монетного кружка, непрочеканы, двойные удары, облои, деформиро­ванный гурт, расплывчатое изображение (от че­канки сильно изношенным штемпелем), забоины (малозаметные в сложном рельефе изображения) и т.д. Неуемное желание приобрести монету вольно или невольно эксплуатируется ее продавцом и подталкивает к завышению цены. Если среди мил­лионеров немало коллекционеров, то среди кол­лекционеров, видимо, миллионеров совсем не много, поэтому простому коллекционеру собрать интересную тематическую коллекцию без долж­ного терпения невозможно.

Моральная ответственность за сохранение ред­кой монеты — нравственное понятие, этическая категория, не отождествленная с правовой обязан­ностью. Формально, лицо, владеющее монетой, может распоряжаться ею по своему усмотрению как и другим своим имуществом. Имеет право продать, обменять, подарить, использовать как украшение и т.д. Но каждый должен помнить: мо­неты прошлых веков — часть дошедшей до нас овеществленной истории, а редкие монеты — цен­ные нумизматические памятники. Надо сохранить их для потомков.

Интровертность коллекционера (англ, introvert < лат. intro, внутрь + vertere, поворачивать, обра­щать) — общая ориентация личности коллекцио­нера, характеризующаяся направленностью во­внутрь, на освоение окружающего мира через познание себя самого, посредством развития соб­ственных качеств, интересов, склонностей, иногда сопровождающегося частичным абстрагированием от внешней среды. Последнее обстоятельство зача­стую создает почву для некоторой напряженности, а бывает, и конфликтности, как в семье коллекцио­нера, так и в его рабочем коллективе.

Интуиция — качество, шестое чувство, способ­ность предчувствовать, предвидеть, предзнать мо­гущие произойти события либо выявить бывшие факты или события, прямое знание о которых ныне или здесь невозможно. Интуитивное зна­ние — понимание сути предмета благодаря интуи­ции, непосредственному постижению сущности без логического обоснования. Лишь недостаточ­ное развитие интуиции у заметной части человече­ских индивидуумов не позволяет, видимо, фор­мально (и с равным основанием) присоединить ее к известной пятерице человеческих чувств. Часто, благодаря своей интуиции, многие нумизматы мо­гут быстро найти, счастливо видеть нужного чело­века, распознать в нем порядочного деятельного, доброжелательного перспективного партнера, об­рести верных, надежных (обычно на всю жизнь) коллег. И наоборот — избежать контактов с недобропорядочными людьми, чья деятельность, как правило, происходит рядом с представителями ну­мизматической общественности. Интуиция помо­гает предотвратить приобретение подделок и но­воделов (выдаваемых за подлинники), монет с плохо видимыми (но значительно влияющими на цену) замаскированными реставратором дефек­тами, а также монет, хотя и высокого качества, но сомнительного происхождения (кража, подмена), монеты неизвестной (ранее не опубликованной) или малоизвестной, цена которой еще не вырабо­тана, или при равной цене взять более редкую мо­нету, выбрать для себя не только интересную, но и перспективную тему коллекционирования.

Фанатизм (лат. fanaticus исступленный < fanum храм) — на первый взгляд, весьма необычный фе­номен, фактически же — явление совершенно обычное, удивляющее поначалу лишь тех, у кого среди знакомых никогда не было нумизматов. Вы­ражается в беспрецедентной (по отношению к со­циальным, бытовым и погодным условиям) не­прихотливости нумизматов, в той неутомимости, с какой они занимаются любимым делом, в той ком­муникабельности, открытости и доверчивости, с которой обычно они идут на контакт с любыми, совершенно незнакомыми им людьми.

Имидж нумизмата — внешнее представление, которое непроизвольно, но чаще — осознанно, це­ленаправленно (для популяризации, саморекламы) создает о себе самом какой-либо индивидуум, бла­годаря своему физическому облику, одежде, манере речи и поведения в кругу коллег по увлече­нию. Имидж как одна из основных частей нумиз­матического этикета представляет собой поверхностную (внешнюю) оценку по сравнению с той глубинной, сущностной, более важной ха­рактеристикой, которой является репутация коллекционера-нумизмата.

Выбор (1) — решение одной из важнейших за­дач по определению тематики и темы коллекцио­нирования, возникающих у каждого собирателя еще на раннем этапе коллекционирования, зачастую надолго определяющее круг знакомств, ха­рактер профессиональных связей и направление исследований.

Выбор (2) — нумизматическое понятие, специ­фическая задача, постоянно возникающая в про­цессе построения коллекции перед каждым истин­ным нумизматом при сравнении двух монет одного типа (или одного подтипа): какую — оставить себе, какую — отнести к дублетам. Поскольку прихо­дится учитывать многие параметры: «свежесть» штемпеля, наличие красивой патины, минимум непрочеканов, дефекты обращения, — то решение далеко не всегда однозначно. Нередко из пары од­нотипных монет, имеющих приблизительно оди­наковое состояние, часть коллекционеров уве­ренно предпочтет один экземпляр, часть, столь же уверенно, — другой.

Риск нумизмата (1) — производимое коллекцио­нером действие наудачу, в надежде на счастливый исход 1) коммерческой акции (при этом риск, сое­диненный с трезвым расчетом, нередко приносит удачу, успех или счастливую находку) или 2) ре­ставрационной операции по улучшению качества поврежденной монеты (зачастую весьма высокой коммерческой ценности).

Риск нумизмата (2) — комплекс всевозможных опасностей, традиционно сопутствующих про­цессу коллекционирования: общественное осуж­дение и идеологическое преследование государ­ством (в советский период), обман и подмена мо­неты, кража профессиональными ворами и мошенниками от нумизматики, грабеж, незакон­ная конфискация (сотрудниками милиции), разо­рение из-за особенностей налоговой политики, уголовное наказание за нарушения законодатель­ства, изменение конъюнктуры на нумизматиче­ском рынке, например, открытие большого клада, выброс из хранилищ Госбанка крупных партий мо­нет, лежавших там десятилетиями, ввоз из-за ру­бежа монет определенных категорий, ранее запре­щенных таможенными правилами, падение инте­реса в целом к какой-то тематике и пр. Материальная прибавка коллекционера, о кото­рой с ненавистью и завистью твердят обыватели и чиновники, тесно связана с указанными рисками.

Невнимательность нумизмата — очень распро­страненное человеческое качество, свойство на­туры, задерживающее прояснение сути вопроса (проблемы, явления), способствующее передаче искажений, недоступности надежной информа­ции при игнорировании элементарных логических связей. Закрепляет или порождает ложные пред­ставления у коллег (нумизматов, коллекционе­ров), вызывает разнотолки, недоразумения и т.д. Крайне необходимо пристально и придирчиво от­носиться к исследуемой информации, заостряя внимание на несоответствиях, раскрывая их и не позволяя им сохраняться. Примеры разного рода упущений: 1) десятилетиями составители катало­гов помещали монеты павловского перечекана в раздел Екатерины II, 2) в каталоге Краузе обозна­чение Варшавского монетного двора — неизменно МШ (вместо MW), 3) авторы каталогов, предлагая расценки монет, игнорируют тот факт, что медные монеты 1871 СПБ почти столетие отсутствуют на нумизматических рынках (в том числе и на круп­нейших аукционах) и занижают их цены в десятки раз.

Страх — сильная отрицательная эмоция, возни­кающая у человека перед лицом какой-нибудь угрозы: жизни, здоровью (своему или близких), потери чего-либо и т.п. Особенно сильны, опасны и вредны страхи, появляющиеся при возникнове­нии скрытой (неявной) угрозы. Нумизматы, как и все другие люди, тоже подвержены воздействию разнообразных страхов: кражи, ограбления, об­мана, мошенничества, вымогательства, визита на­логового инспектора, очередного изменения (в худшую сторону) правового законодательства, какого-нибудь указа, предписывающего, напри­мер, немедленно сдать в государственные пункты вторсырья все монеты (независимо от их государ­ственной принадлежности, времени выпуска и ме­талла, из которого они изготовлены) на изготовле­ние из них оружия для достойного отражения агрессии со стороны какого-нибудь государства, очередной конфискационной реформы по при­меру «павловской-91», требования собственной жены «наконец-то прекратить — отныне и впредь! — всякие занятия нумизматикой, иначе…» и т.д. Как показывают ориентировочные подсчеты, количество страхов в российском обществе по- прежнему не только не сокращается, а, наоборот, возрастает и еще не поздно начать собирать их — по типам и подтипам (а при возможности — и с учетом разновидностей). Поскольку большинство страхов нумизмата — это опасность утраты его коллекции, в связи с чем он испытывает сильней­шие отрицательные эмоции, рекомендуется пере­ключиться с коллекционирования монет на кол­лекционирование страхов, что, безусловно, де­шевле, ощутимо доступнее и намного безопаснее, так как потеря даже большой и прекрасно подо­бранной коллекции страхов в итоге ничего, кроме положительных эмоций, не вызовет. Как вариант: сдать свою уникальную коллекцию страхов госу­дарству (для организации в будущем Музея исто­рии советского тоталитаризма) добровольно, не дожидаясь ее конфискации, национализации или реквизиции, а сдав (все до последнего), начать жить наконец без них, свободно и достойно чело­века.

Нумизмат или собиратель? Многие обладатели монет ограничивают свой интерес к ним лишь приобретением и поверхностным изучением, а также некоторым знанием цен. Такие собиратели не интересуются всем тем, что связано с этими мо­нетами: экономическими и политическими обсто­ятельствами выпуска, монетными дворами и тех­нологией, крупнейшими нумизматическими кол­лекциями и музеями мира, книгами и статьями о монетах, личностями величайших нумизматов прошлого и др. Постигая лишь малую часть того, что открывает огромный и прекрасный мир ну­мизматики, они нумизматами не являются, они — лишь собиратели, в лучшем случае — коллекцио­неры. Тогда как лица, всесторонне интересующи­еся нумизматикой, безусловно, являются нумизматами, даже если и не собирают монеты. Но, как правило, истинный нумизмат — это спе­циалист (ученый), кто коллекционирует (коллек­ционировал) монеты. Исключений, однако, не­мало: И.Г. Спасский, А.С. Мельникова, В.А. Кали­нин никогда не были коллекционерами.

«Овечки» — собиратели, предпочитающие ин­дивидуальному увлеченному поиску монет, прино­сящему яркие радости коллекционирования («охоте»), заорганизованную, упорядоченную, не таящую неожиданностей плановую закупку монет в нумизматическом магазине. Чаще склонны к этому многочисленные любители коммеморатив­ных выпусков (монетоподобных изделий, имею­щих весьма косвенное отношение к истинной ну­мизматике).

«Оставители» — лица, интересующиеся моне­тами и отличающиеся от 1) нумизматов (серьезно изучающих монеты и все с ними связанное), 2) кол­лекционеров (собирающих монеты достаточно це­леустремленно и имеющих определенную тему коллекционирования), 3) собирателей (не имею­щих четких представлений о том, что же, соб­ственно, они собирают, но весьма увлеченных и достаточно регулярно делающих хотя бы неболь­шие приобретения). В середине 1980-х, по самым скромным подсчетам, «оставителей» было около 15 млн. человек (с середины 1980-х — в 1000 раз меньше, ситуация полностью изменилась). Это люди, помещавшие в шкатулку юбилейные рубли и даже заводившие для них альбомы, получавшие в подарок или сами привозившие монеты ближ­него и дальнего зарубежья; наследники, обнару­жившие, что дома в какой-то коробочке давно ва­ляется что-то круглое (хотя и похожее на деньги, но не деньги, что-то такое, за что деньги нельзя получить быстро). По сути, ничего не коллекцио­нируя, эти люди собирают все, «что понравится!». А на вопрос, где же теперь попавшая к ним доста­точно редкая монета, отвечают: «Пока оставил себе». Но, мало смысля в монетах, не приносят яв­ного вреда нумизматике и коллекционерам (сохра­няют попавшиеся монеты). Не исключено, что в будущем либо они сами, либо их близкие заинте­ресуются нумизматикой. В то же время «остави­тели», которых много в обществах нумизматов-любителей, выводят из активного нумизматиче­ского оборота редкие и интересные монеты и, не коллекционируя и не изучая их, лишают такой возможности коллекционеров.

Примитивисты — в последней четверти XX века коллекционеры современных жетонообразных па­мятных и юбилейных монет, уже по замыслу не предназначенных для реального денежного обра­щения. В этом одно из коренных отличий таких «монет» от подобных монет императорского пери­ода, всегда исполнявших свое прямое предназна­чение — быть средством обращения. Положитель­ные моменты, связанные с выпуском юбилейных и памятных монет из драгоценных металлов и их коллекционированием: тематика, освещающая важные события истории и высочайший уровень исполнения (например, золотая 100-рублевая мо­нета 1991 с памятником Петру I признана «моне­той года», то есть лучшей в мире по дизайну и ис­полнению памятной монетой этого года). На неко­торых из них изображены монеты допетровского и императорского периодов. Но такое коллекциони­рование мало способствует росту общей нумизма­тической культуры, так как нет возможностей для поиска и изучения информации, связанной непо­средственно с монетами (стандартизованы, нет разновидностей, влекут к бездумному приобрете­нию и накоплению, не стимулируя развитие ну­мизматического мышления). Интереснейший про­цесс коллекционирования сводится к приобрете­нию монеты и проставлению отметки о ее наличии в коллекции. Коммерческая направленность вы­пусков, ведущая к увеличению материальных за­трат примитивистов, не побуждает к работе с ну­мизматической литературой, каталогами, справоч­никами и другими источниками (к чему неизбежно приходят коллекционеры монет императорского периода).

Конкуренция между нумизматами — один из ви­дов сосуществования нумизматов-любителей. Как у представителей других видов человеческой дея­тельности, так и у нумизматов конкуренция пред­полагает сочетание весьма разных личностных и социальных их качеств: глубокой порядочности и твердого экономического противостояния, веж­ливости и независимости, честности в передаче информации и сохранения коммерческой тайны, иногда теснейшего сотрудничества с одним из партнеров, иногда — жесткого соседства с ним же в борьбе за рынок сбыта, за потребителя.

Азарт (<фр. hasard случай; риск) — высшая сте­пень увлеченности коллекционированием, горяч­ность, нетерпеливость, эмоциональное проявле­ние, которые достигают наибольшей силы в раз­ные периоды увлечения, одно из основных, неотъемлемых качеств каждого коллекционера-нумизмата, отдающегося любимому занятию с юношеской страстью в любом возрасте. С годами при длительном стаже коллекционирования вы­рабатываются (или усиливаются) и другие каче­ства, очень необходимые, дополняющие личност­ную структуру коллекционера: внимательность, терпение, расчет. Азарт несколько отступает, но у истинного коллекционера никогда не исчезает совсем. Сопряжен с риском, подогревает его (но риск иногда бывает и хорошо рассчитан, то есть не безрассуден). В других случаях не сопряжен с риском, а лишь ускоряет действия, связанные с приобретением нумизматического объекта, при­дает яркую эмоциональную окраску процессу коллекционирования. В нумизматическом кол­лекционировании не обязательно присущ моло­дому человеку. Для азарта должны быть достаточ­ные основания — материальные средства, необ­ходимые для приобретения нумизматических памятников, формирования коллекции. Иногда приводит к благоприятной случайности, счастли­вому стечению обстоятельств, что редко бывает там, где азарта нет. Но если азарт не уравновешен терпением, возможны чувствительные потери, невосполнимые утраты, иногда и гибель коллек­ции.

Накопительство — явление, имеющее весьма широкое распространение наряду с любым соби­рательством, в том числе с коллекционированием монет. При коллекционировании важен не только результат (систематизированное, объединенное одной темой собрание предметов, имеющих науч­ную, историческую, эстетическую ценность), но и сам процесс составления коллекции (разновид­ность активного отдыха, общение с близкими по духу людьми, познание мира). Цель накопитель­ства — сугубо практический конечный результат: накопление предметов истории и искусства (в том числе редких монет), как можно большей ценно­сти, обычно не связанных тематически. Накопи­тели не стремятся к изучению и систематизации попавшего к ним коллекционного материала. Смысл накопительства: приближает собрание к сокровищу (кладу), то есть средству сохранения богатства (в периоды инфляции — это и способ сбережения накопленных средств).

Патологическая жадность (гр. pathos страдание + гр. logos слово, понятие, учение) — качество, присущее ряду лиц из среды нумизматов. С одной стороны, каждый сам волен выбирать, каким ему быть, какие личностные качества развивать, а ка­кие — подавлять. С другой стороны, тем, кому присуща патологическая жадность, как правило, так и не удается собрать значительной коллекции: жадность не только ограничивает расходуемые на приобретение монет средства, но и очень сковы­вает человека, снижает его практическую комму­никабельность. Порождаемая жадностью осторожность делает такого собирателя похожим на охот­ника, промышляющего лишь расстановкой капканов на какой-то вид дичи. Тогда как не пара­лизованный жадностью коллекционер больше на­поминает активного охотника, следопыта и гон­щика, способного сделать своею любую добычу. Исключения изредка бывают только в среде людей с высоким уровнем дохода, однако и здесь боль­шинство стремится всего лишь к бездумному на­копительству ценностей либо «просаживает» сэкономленные постоянной жадностью деньги за ночным преферансом, в казино или в баре.

Коэффициент жадности (формула Рылова-Голицева) — параметр, предложенный к употре­блению в 1994 Г. Б. Голицевым и сформулирован­ный в 1995 И. И. Рыловым. Позволяет сравнивать между собой отдельных коллекционеров по сте­пени развития у них очень естественного челове­ческого качества.

где Кж – коэффициент жадности,

Σпол. – средства, полученные в итоге коммерческой операции,  

Σвл. — средства, вложенные в начале коммерче­ской операции.

Так, если вложено 100, а получено 300, то коэф­фициент жадности индивидуума равен двум, то есть,

Если же затрачено 100 и получено 100 (партнеру оказана безвозмездная услуга), то коэффициент жадности равен нулю (иначе — жадности нет и в помине).

Использование неосведомленности партнера — достаточно тонкая разновидность замаскирован­ного «деликатного» обмана, осуществляемого кол­лекционером в корыстных целях. Оправдательным аргументом для нарушителя этических норм в по­добном случае является обычно то, что его неосве­домленный (или недостаточно осведомленный) партнер сам выступил в роли активной стороны и выразил желание вступить в контакт.

Жонглирование словами «Чтобы только сделать тебе приятное…» — традиционная преамбула не­которых нумизматов-любителей, идущих, если ве­рить их словам, на значительную уступку своему партнеру, единственно «из теплых, дружеских чувств». Пикантность же ситуации зачастую за­ключается как раз в том, что такие «благодетели», предварительно (и предусмотрительно) оценив собственную монету раза в три дороже, затем «с легким сердцем» сами же и снижают цену на нее в два раза (предполагая при этом, за счет одного лишь жонглирования словами, 50-процентный «навар»).

Полуправда при осуществлении нумизматиче­ских контактов — разновидность замаскирован­ной утонченной корыстной лжи. При этом, как правило, озвученная часть информации, соответ­ствующая истине, либо выгодна говорящему, либо является нейтральной для него. Та же часть инфор­мации, которая невыгодна, просто не обнароду­ется, и в урезанном виде становится дезинформа­цией, то есть ложью.

Дезинформация в среде коллекционеров-нумиз­матов — негативное весьма распространенное яв­ление. Дезинформация подразделяется на умыш­ленную и неосознанную. Умышленная — когда предоставляются заведомо ложные сведения о мо­нетах (и разных аспектах нумизматики) коллегам по увлечению (а иногда и незнакомым коллекцио­нерам) с целью получить материальную выгоду (иногда — прямую, непосредственную, иногда — косвенную, отсроченную во времени). Умышлен­ная дезинформация является не только грубейшим нарушением общечеловеческой и нумизматиче­ской этики, но и разновидностью обмана (то есть мошенничеством, жульничеством). Неосознанная дезинформация представляет собой передачу тра­диционно ошибочных или непроверенных сведе­ний. Однако любая дезинформация наносит вред как коллекционированию, так и нумизматике в це­лом.

Блеф, используемый коллекционерами-нумиз­матами, — введение в заблуждение, разновидность лжи, сознательная дезинформация, направленная обычно на создание ложной характеристики какой- либо конкретной монеты (или даже для отдельного типа монет), предлагаемой к реализации. Сведе­ния, излагаемые блефующим, как правило, не со­всем соответствуют или даже вовсе не соответ­ствуют тем обстоятельствам, которые имели место в действительности, и нуждаются в проверке и уточ­нении. Противоречие возникает из-за того, что хотя блефующий вроде и говорит правду (чтобы со­хранить видимость честного партнера), но далеко не всю правду (чтобы получить по итогам сделки завышенную норму прибыли). Например, он сооб­щает продавцу какой-то монеты, что такую же ку­пил раньше всего лишь за столько-то; при этом умалчивает, что это было летом (межсезонье в ком­мерческой деятельности в области нумизматики и сильное падение спроса), что продавалась целиком группа монет (а значит, подразумевалась уступка за оптовую покупку), что продавец был весьма стес­нен в средствах (поэтому не очень торговался со своим покупателем) и т.д. Вот эта-то недосказанность и может сильно изменить взгляд на положе­ние вещей и на уровень цены.

Нейтралитет. «Смотри сам» — традиционно устойчивое и достаточно распространенное в среде коллекционеров выражение, а также трафаретная формула, используемая зачастую мошенниками от нумизматики в качестве благовидного прикрытия для своей неблаговидной деятельности. Предлагая какие-либо недоброкачественные предметы (под­делки, реставрированные монеты либо монеты с замаскированными дефектами) и не желая при этом компрометировать себя (если мошенниче­ство раскроется), мошенники, чтобы не упустить возможность наживы (ради которой вся акция и затевалась), пользуются такой уклончивой формой подстраховки. Зачастую эта фраза служит попыт­кой благовидного прикрытия при продаже пар­тнеру монеты со скрытым дефектом или даже под­делки.

Клептомания (греч. klepto, ворую + mania, безу­мие, страсть, влечение) — болезненно-непреодо­лимое стремление к воровству. Многолетние на­блюдения подтверждают, что среди коллекциони­рующих монеты (либо выдающих себя за них) немало клептоманов. Среди лиц юного возраста обычнее заурядное воровство для последующей продажи и наживы. У лиц зрелого возраста (более обеспеченных) клептомания — в чистом виде (стремление украсть хоть что-то, даже не обяза­тельно дорогое, украсть уже потому, что невоз­можно остановиться). Далеко не все, у кого нет достаточных средств для приобретения нужных монет, могут сдержать себя. Но весьма обычен и такой вариант: клептоман на приобретение мо­нет в коллекцию денег не жалеет, но при этом еще и подворовывает слегка (дополнительное приоб­ретение!). Подтверждается причина клептомании — это скорее болезненная увлеченность, чем стремление к наживе. Клептомании при коллек­ционировании подвержены не только мужчины, но и женщины.

Мамона (греч. mammonas, богатство) — злой дух, идол, олицетворяющий сребролюбие и стяжа­тельство. В переносном смысле под Мамоной по­нимают деньги (золотого тельца) — как противо­положность вечным духовным ценностям.

В.П. Рзаев. Загадки российской нумизматики. Факты. Исследования. Версии: в 2-х тт. Т.1. М.: ООО «Хобби Пресс», 2010. С. 269-279.

9 мая, день Великой Победы!

Дорогие друзья, поздравляем Вас с Днём Победы в Великой Отечественной войне! День Победы мы отмечаем как главный праздни...

Читать >> 9 мая 2020

1 мая, день Весны и Труда!

Дорогие друзья! Сердечно поздравляем Вас с праздником Весны и Труда!  ...

Читать >> 1 мая 2020

Рекомендуем

Русский Русский English English