Центр исследований культурных ценностей

МОНЕТЫ РАСКРЫВАЮТ ТАЙНЫ ИСТОРИИ

Представьте себе крошечную, размером в арбузное семечко, серебряную монетку. Она не только маленькая, но и тоненькая, как лепесток и к тому же имеет форму неправильного овала. На одной стороне ее можно рассмотреть всадника с копьем, на другой — строчную надпись, где читается имя и малый титул царя. Это — копейка, основной номинал денежной системы Русского государства с 30-х гг. XVI и до конца XVII вв.

Известно, что монета является визитной карточкой государства. Известно также, что в древности и в средние века (а иногда и в новое и новейшее время) она была основным средством массовой информации. Информация, заключенная в оформлении монеты, ее рисунках, надписи, а также вес и проба металла для современников звучали как газетное сообщение или голос диктора по радио или TV. Каждая эпоха, а внутри эпохи страна и правитель имели свой набор средств (= знаков), которые размещались на монете и говорили на понятном современникам языке: какое государство выпустило эту монету, кто им управляет, какое место занимает этот правитель в иерархии властителей, каковы пределы его владений, в каком году выпущена эта монета, а о ее номинале, доброкачественности и надежности свидетельствовали вес и чистота металла (золота или серебра).

Крошечная русская копейка XVI-XVII в. тоже была визитной карточкой Русского государства. Всадник с копьем был изображением государя. О том, что это — государь, сообщала царская корона, а иногда и шапка Мономаха на голове всадника. В некоторых случаях по сторонам всадника помещали буквы ГД-РЬ, что означало слово «государь», чтобы сомнений не оставалось в том, кто здесь изображен. На другой стороне монеты в течение почти двух веков располагалась застывшая формула, где содержалось имя (и отчество) царя, указывалось, что это — царь и великий князь всея Руси. Это была основная информация. Но помимо основной информации современники могли разглядеть на монете и много дополнительных сведений. О некоторых из них догадываются современные исследователи, но ряд особенностей рисунка или шрифта, который использовался для написания стандартной формулы с именем и титулом царя, остается пока для нас загадкой.

Серебряная копейка Ивана Грозного

Среди памятников эпохи Ивана Васильевича Грозного или Ивана IV (1533-1584) не последнее место по полноте информации занимают монеты. Именно в годы его правления серебряная копейка стала основным номиналом русской денежной системы. Помимо копейки выпускались еще денежки (половина копейки) и полушки (четверть копейки).

Деньга Ивана Грозного

Полушка Ивана Грозного

100 копеек составляли счетный рубль. Оформляли копейки искусные мастера. На крошечном монетном поле они умели не только реалистично изобразить одежду и обувь всадника, сбрую коня. Им даже удавалось передать портретные черты царя. Правда, по канонам русского средневекового изобразительного искусства портретное сходство достигалось весьма просто: мужчины до 30 лет изображались без бороды, после 30 — с бородой. Эти каноны соблюдены и при изображении на монетах царской персоны. 

«Портреты» Ивана Грозного на монетах (прорисовки)

Но русские художники-денежники времени Ивана IV пошли дальше. На самых поздних монетах они сумели передать индивидуальные черты царя — горбатый вислый нос, насупленные брови, длинные волосы, спадающие на уши. Миниатюрный портрет на монетах очень похож на единственный известный прижизненный портрет царя, хранящийся в Копенгагенском музее.

Портрет Ивана Грозного на дереве

Существовали также правила, по которым передавался ранг правителя в системе феодальной иерархии. Все цари: и христианские, и восточные, а также царицы, царевичи и почему-то княгини обязательно изображались в коронах, форма которых была весьма условна. У королей головные уборы вообще имели фантастические очертания. На всех великих князьях были надеты великокняжеские шапки с округлым верхом меховой опушкой.

Для историков, изучающих эпоху Ивана Грозного, одним из важнейших источников является так называемый Лицевой свод, оформившийся в 60-х годах XVI в. и представляющий собой летописный текст, сопровождающийся серией миниатюр, иллюстрирующих его. Историки считают, что этот документ создавался или при личном участии самого царя, или под его непосредственным контролем.

Одним из сюжетов Лицевого свода является рассказ о боярских спорах во время болезни Ивана IV в 1553 г., которые послужили переломным этапом во внутренней политике государства. На страницах Лицевого свода сохранились приписки, сделанные скорописью. В них рассказывается о боярском «настроении» в марте 1553 г. В приписках сообщается, что во время тяжелой болезни царя, когда он призвал ближайших бояр присягнуть его наследнику, младенцу («пеленочнику») царевичу Дмитрию, отчетливо проявилось желание бояр «воцарить» двоюродного брата царя, великого князя Владимира Андреевича Старицкого, что расценивалось как боярский мятеж. Историки спорят, имел ли место действительно «мятеж», организованный заговор, или же дело ограничилось шумными спорами о престолонаследии у постели царя, которые закончились вполне благополучно для власти и самого царя, и его наследника. Царь выздоровел, а через год, в марте 1654 г., когда младенец Дмитрий умер и наследником был провозглашен другой младенец, царевич Иван, с Владимира Андреевича Старицкого взяли крестоцеловальную запись в верности новорожденному, а сам он был назначен правителем при малолетнем наследнике.

Но вот что говорят такие объективные свидетели, как монеты. Приблизительно в эти же годы (середина 50-х гг.) на трех денежных дворах — Московском, Тверском и Новгородском вдруг начинают чеканиться необычные монеты. На всех копейках и денгах, начиная с 1547 г., года принятия Иваном IV царского титула, всадник-царь изображается в трехчастной короне, которую к концу царствования сменяет корона, состоящая из 5 зубцов. Но в середине 50-х гт. появляются монеты, где всадник, олицетворяющий персону государя, вдруг изображается в великокняжеской шапке.

В летописных миниатюрах Лицевого свода великокняжескую шапку носил только один персонаж — Владимир Андреевич Старицкий. Напрашивается мысль о том, что и на монетах был изображен тот же человек. Помещение на монетах не царской персоны, а великого князя, главного соперника самого царя, приобретает опасный подтекст, если учитывать информативность знаковой системы, использованной при оформлении монет в 1554-1555 гг. «Боярский мятеж», следовательно, приобретал документальное подтверждение таким официальным источником, какими являлись монеты, чеканка которых осуществлялась исключительно на «государевых» денежных дворах. Владимир Андреевич, независимо от своих личных качеств, стал знаменем боярской оппозиции, которая назрела внутри ближайшего окружения царя, так называемой Избранной рады, а изображение его на монетах можно рассматривать как весьма недвусмысленный вызов самому Ивану Васильевичу.

События 1550-х гт. стали переломным этапом в политической истории страны. В приписках к Лицевому своду говорилось: «И оттоле бысть вражда велия государю с князем Володимером Ондреевичем, а в боярех смута и мятеж, и царству почала быти во всем скудость». К 60-м гг. царь отстраняет от власти Избранную раду, с которой начинал свой путь государственного деятеля. Он забирает в свои руки бразды правления государством. Начинается новая эпоха — эпоха укрепления самодержавной власти царя, его диктатуры.

В руках Избранной рады до 60-х гг. находилось управление денежным делом страны и чеканка крамольного изображения на монетах, видимо, не могла производиться без ее санкции. Царский гнев обратился на денежные дворы, где чеканились монеты с изображением всадника в великокняжеской шапке.

Прекратил свое существование Тверской денежный двор, где денги с портретом предполагаемого Владимира Андреевича стали последним его выпуском.

На Московском денежном дворе маточники (орудия чеканки) с великокняжеской шапкой стали также последними здесь приготовленными. Отныне для чеканки использовались только старые маточники, появившиеся между 1547 и 1554/5 гг. Производство монет на Московском дворе резко сократилось, хотя до 50-х гг. этот денежный двор поставлял едва ли не основную массу монетной продукции. Во второй половине XVI в. Московский денежный двор окончательно захирел.

Новгородский денежный двор не только резко сократив свою продуктивность. Здесь, видимо, были приняты какие-то репрессивные меры, направленные против работников денежного двора. По традиции, идущей от XV в., определенные серии монет имели одинаковые буквенные обозначения под ногами всадника. Мы пока точно не знаем, какие именно категории денежников помещали свои инициалы на этих сериях, но ясно, что за ними стояли живые люди. На Новгородском денежном дворе до выпуска монет с великокняжеской шапкой выпускались серии монет, отмеченные буквами ФС, ПС, АЛ, Юр, ГА. Монеты с великокняжеской шапкой несли буквы я/ДМ. Больше монет с этим знаком мы не встречали, а сам выпуск их был или весьма немногочислен, или они были срочно изъяты из обращения. После роковой даты был приготовлен лишь один маточник с буквами ВАЯ, при помощи которого было отчеканено ничтожное количество монет. А когда в 60-х гт. наступил расцвет Новгородского двора, связанный с завоеванием в 1558 г. Нарвы, открывшим прямой выход на Балтику и резко увеличившим приток серебра благодаря внешней торговле с Западом, Новгородский денежный двор начал чеканить серии монет с единственным знаком к/ВА, расшифровать который пока не удается. Новгородский двор попал в число учреждений, обслуживающих царскую власть. Он стал получать основные казенные заказы на чеканку и, возможно, буквы к/ВА каким-то образом отразили «казенный» характер денежного производства на этом дворе.

Псковский денежный двор никак не проштрафился, на нем монеты с великокняжеской шапкой не чеканились и перемен там не наблюдается. Так же, как и Новгородский, этот денежный двор значительно выиграл от завоевания Нарвы, благодаря чему поступление серебряного сырья сюда резко возросло и продуктивность двора значительно увеличилась. Но никаких изменений в оформлении монет здесь не последовало.

А Владимир Андреевич Старицкий, его семья и домочадцы были уничтожены в 1569 г.

Так крошечная монета позволила заглянуть в один из сложнейших периодов отечественной истории и, может быть, раскрыть одну из охраняемых государственных тайн, тщательно завуалированную официальными источниками.

А.С. Мельникова. Журнал «Нумизматический альманах» №1, 2007.

Лекция ”Медные монеты Петра I”

12 сентября 2019 года в Центре исследований культурных ценностей Рзаев Владимир Полушевич открыл цикл лекций о медных мо...

Читать >> 17 сентября 2019

Лекция «Медные монеты Петра I”

Осталось 2 места!!!!!! Центр исследований культурных ценностей открывает цикл лекций по медным монетам, начиная с правл...

Читать >> 10 сентября 2019

Рекомендуем