Центр исследований культурных ценностей

Монеты «для использования в дворцовом обиходе»

«Дворцовые» монеты (разг., мет.) — термин, возникший из версии И.Г. Спасского (см. книгу «Русская монетная система») и успевший стать традиционным. «В XVIII дважды предпринималась чеканка золотых монет наименьшего достоинства — в полтину (1756 и 1777—1778) и рубль (1756—1758 и 1779) — более для внутреннего дворцового обихода, чем для широкого обращения». (В профессиональном лексиконе используют жаргонный термин «дворцовки»). В дореволюционных нумизматических источниках его нет (как и самого понятия, введенного Спасским). Документы из «Корпуса русских монет» свидетельствуют о вполне обычном статусе «дворцовых» рублевиков Елизаветы, ничем не выделявшихся из всего комплекса золотых монет правления. Проба та же, что и у 5-рублевиков, масса — пропорционально меньше. Некоторое уменьшение фактической массы против теоретически рассчитанной требовалось для покрытия задельных денег. Двухрублевики Елизаветы и Екатерины II в связи с предположением об использовании их в дворцовом обиходе Спасским не упомянуты, они включены в одну группу с золотыми рублевиками и полтинами лишь В. В. Уздениковым (см. «Монеты России»). О выпуске полтин Елизаветы,  2-рублевиков, рублевиков и полтин Екатерины II документов нет (об этом пишет и Великий князь  Георгий Михайлович,  ссылаясь на труд И.А. Шлаттера и А.А. Нартова).  Слова Спасского, отсутствие документов, санкционировавших выпуск монет, их малые размеры (не слишком-то удобные для денежных знаков, предназначенных к обращению)  надолго закрепили за младшими золотыми номиналами Елизаветы и Екатерины II статус «монет, предназначавшихся для использования в дворцовом обиходе». Ситуация полностью не прояснена. По крайней мере, преждевременно объединять все подобные монеты в какую-либо одну категорию. 

2 рубля 1756 г.

В 1753 прекратили чеканку червонцев, в 1755 из оборота планомерно изымали 2-рублевики 1718-1728. Недостаток  золотой монеты на внутреннем денежном рынке и для внешних операций (червонцы) очевиден. В Именном  Указе 21 июня 1756 года о выпуске 2-рублевиков и рублевиков читаем: «…Объявляем во всенародное известие… во всей Нашей Российской Империи ходить…» В Указе Монетной Канцелярии Московской Монетной Конторе от 4 июля 1756 года сказано: «…монет обоих сортов по десять тысяч рублев сделав, прислать сюда, в С. Петербург, а достальные употреблять в расход…» (то есть 2-рублевиков: 53 тысячи — 5 тысяч = 48 тысяч, рублевиков: 30,8 тысячи — 10 тысяч = 20,8 тысячи). В народное обращение в 1756 направлено почти 76% московского тиража «дворцовых» монет. Петербургский тираж намного скромнее: 8712 и 5655 штук (чеканка золотых монет там только разворачивалась). По Сенатскому Указу предписывалось Московской Монетной Конторе отослать в Ригу генерал- фельдмаршалу С.Ф. Апраксину для обеспечения войск, расквартированных в прибалтийских провинциях, достаточное количество империалов, полуимпериалов и рублевиков. 

За 5 лет, с 1755 по 1759-й, на двух монетных дворах отчеканили 140 435 штук 10- и 5-рублевиков на 1 036 515 рублей. В 1756—1758 золотых монет младших номиналов отчеканено на 317 816 рублей (сумма в три с лишним раза меньше). Но тираж, 254 388 штук, за вдвое более короткий срок превышал тираж старших номиналов почти в два раза. В 1757 тираж 2-рублевиков и рублевиков резко снизился, видимо, из-за втягивания России в Семилетнюю войну. Выпуск более 800 тысяч ливонезов (монет для прибалтийских провинций) на сумму около 100 тысяч рублей подкрепили выпуском 120 680 червонцев (равноценных примерно 270 тысячам рублей). В 1758 червонцы не чеканили и выпуск мелких золотых номиналов вновь возрос. 

У 2-рублевиков и рублевиков Елизаветы и Екатерины II  внешнее оформление, в целом, как у общегосударственных монет. Однако размер полтин почти  не позволял разместить на их монетном поле по качеству изображение гербового орла, поэтому даны вензеля императриц (то же и у русско-прусского солида 1759-1761 и «потемкинского» 2-копеечника 1787). Отсутствие термина «дворцовые монеты» в дореволюционных документах, размещение сведений об этих монетах на страницах «Корпуса русских монет» в единой ведомости чеканки золотых монет Елизаветы, ограничение чеканки самого мелкого номинала (полтины) начальным годом убеждает меня в общегосударственном статусе 2-рублевиков и рублевиков, не определяя пока окончательно статуса полтин. (О серьезном отношении к выпуску и 2-рублевиков, и рублевиков свидетельствует наличие пробных монет обоих номиналов 1756). Некоторые номиналы использовались чаще для одних целей, а попутно — и для других. Двухрублевики и рублевики — отчасти для денежного обращения Санкт-Петербурга, Москвы и губернских городов европейской России, отчасти — для выплат жалованья в войсках, расквартированных в провинциях, и меньше — для дворцового обихода. Полтины — отчасти для дворцового обихода в Санкт-Петербурге (и, возможно, в Москве), для подарков, изготовления медальонов и т.п. Номинал, мало отличавшийся размером от проволочных монет, вряд ли мог быть полноценным средством денежного обращения. (Потеря золотой «чешуйки» была бы чувствительной для бюджета многих россиян). Встречаются все номиналы с любой степенью сохранности, от отличной (видимо, бывшие подарками, из коллекций и т.п.) до средней (равномерно потерты — явно от длительного обращения; И.Г. Спасский: «…встречаются они довольно часто и притом в значительно потертом виде…»). 

Менее ясен статус полтин Екатерины II; документы о выпуске 1777 и 1778 не известны (как и тиражи младших золотых номиналов 1766, 1785, 1786; 1779). Лишь выпуск 2-рублевиков 1766 отчасти логически обоснован. По изъятии из обращения 10- и 5-рублевиков Елизаветы, Петра III и «тяжеловесных» (1762—1763) Екатерины II, андреевских 2-рублевиков 1718—1728 (и, возможно, двойных андреевских червонцев) образовался золотой запас, необходимый для самой крупной за все правление Екатерины II эмиссии золотых монет. Отчеканили 10-, 5-, 2-рублевики и червонцы.

 Двухрублевики, рублевики и полтины Екатерины II, отчеканенные позже аналогов Елизаветы, видимо, не подверглись такому же рассеянию за рубежом и переплавке в самой России. Но монеты Екатерины II встречаются пореже монет Елизаветы: видимо, заметно уступают тиражами. Разброс значений фактической массы у екатерининских монет немного больше, чем у елизаветинских, что свидетельствует о менее строгом контроле при их чеканке. Все номиналы Екатерины II тоже бывают с разной степенью сохранности. Возможно, в несколько большей степени ориентированные на использование в дворцовом обиходе, чем на другие цели, они, конечно, попадали и в широкое денежное обращение, но в отличие от монет Елизаветы играли гораздо меньшую роль в формировании структуры денежного обращения в Российской империи.

В.П. Рзаев

«Загадки российской нумизматики. Факты. Исследования. Версии». Москва, 2010 г. Том 1.

Режим работы в праздничные дни

Уважаемые коллеги! Примите наши самые искренние поздравления с Новым годом и Рождеством! Успехов, ярких событий и позити...

Читать >> 31 декабря 2022

Экспертиза ДПИ

ЦИКЦ провел экспертизу подстаканника и ложки чайной, серебряные 88° позолоченные с многоцветным эмалевым декором в сканн...

Читать >> 23 декабря 2022
Русский Русский English English